Боевое сотрудничество СССР и нацистской Германии в Арктике

1. Свастика над мурманским рейдом. Д.Дёгтев, М.Зефиров, Н.Баженов. Тени над Заполярьем, М., 2008.

Тайное и взаимовыгодное сотрудничество между Вермахтом и Красной Армией в военной и технической сфере велось еще с начала 20-х годов. Но оно получило новый импульс, когда 23 августа 1939 г. между СССР и Германией был подписан знаменитый договор о ненападении, впоследствии получивший наименование «пакта Молотов – Риббентроп». 1 сентября того же года немецкие войска вторглись в Польшу, а через день Великобритания и Франция, связанные с поляками договорами о взаимопомощи, объявили войну Германии. В этих условиях особую активность по расширению сотрудничества с Советским Союзом проявил немецкий военно-морской флот (Кригсмарине), чьи надводные силы значительно уступали мощному

британскому флоту и не были готовы к открытому боевому столкновению с ним. В Германии хорошо понимали стратегическое значение северных коммуникаций Советского Союза. Прежде всего немцев интересовали возможности использования советских портов на Севере, организации там пунктов снабжения своих боевых кораблей, их провод на Дальний Восток по Северному морскому пути и так далее. И в первые же дни войны главнокомандующий Кригсмарине гросс-адмирал Эрих Редер через министерство иностранных дел Третьего рейха обратился в Москву с соответствующими просьбами. Сталинское руководство сразу же пошло навстречу своему новому союзнику. Уже 4 сентября из штаба Кригсмарине на все немецкие суда, находившиеся в тот момент в Атлантике, был по радио передан условный сигнал «АО-13». Он означал: «Следовать в Мурманск, придерживаясь как можно более северного курса». 6 сентября ведомство Риббентропа сообщило в советский Наркомат по иностранныи делам: «Мы намереваемся и впредь направлять немецкие торговые суда в Мурманск и ожидаем, что советское правительство облегчит разгрузку, погрузку и транспортировку грузов по железной дороге в Ленинград, куда будут заходить для погрузки немецкие суда». Тем самым обеспечивалась безопасная, вне зоны досягаемости британского флота и авиации, доставка необходимых Третьему рейху грузов, и прежде всего железной руды. Немецкий пассажирский лайнер «Бремен» К 18 сентября 1939 г. в Кольском заливе нашли убежище восемнадцать немецких судов. Среди них выделялся такой гигант, как пассажирский лайнер «Бремен» тоннажем 50 000 брт, совершавший трансатлантические рейсы. В свое время, побив рекорд скорости, он завоевал почетный приз «Голубая лента Атлантики». Также туда пришли пассажирский лайнер «Сент-Луис» тоннажем 16 732 брт, который так же, как и «Бремен», в конце августа спешно покинул порт Нью-Йорка, пароходы «Кордильера» тоннажем 12 055 брт, «Фридрих Бреме» тоннажем 10 397 брт и «Фёниция» тоннажем 4124 брт. Все 1847 человек, находившихся на борту судов, были обеспечены советскими властями дополнительной теплой одеждой. Немецкий пассажирский лайнер «Сент-Луис», Антверпен, 17.06.1939 г. К концу же ноября Мурманск посетили уже 36 немецких судов, в том числе «Ганс Леонхард» тоннажем 4831 брт, «Иллер» тоннажем 2390 брт, «Поллине» и «Тобинген». Все они находились на якорной стоянке у поселка Абрам-мыс, расположенного на западном берегу Кольского залива, напротив Мурманского торгового порта. В течение этого времени на трех транспортах рабочие Мурманского судоремонтного завода провели необходимые ремонтные работы. Немцы чувствовали себя в Кольском заливе в полной безопасности, зная, что их прикрывают береговые орудия Северного флота. И для этого у них имелись все основания. Так, одна из батарей 104‑го пушечно-артиллерийского полка (ПАП), размещенная на побережье полуострова Рыбачий, обстреляла два британских эсминца, пытавшихся отыскать следы неожиданно «пропавшего» в Атлантике лайнера «Бремен». Тем временем мощная радиостанция этого самого «Бремена» поддерживала постоянную связь с Германией. Команды судов беспрепятственно сходили на советский берег, где безмятежно проводили свободные часы, свободно пользуясь при этом фотоаппаратами и кинокамерами. В мурманском морском интерклубе звучала исключительно немецкая речь и раздавались немецкие песни, включая знаменитый марш-гимн «Дойчланд юбер аллес». Местным жителям оставалось только с удивлением взирать на гуляющих немцев и на флаги со свастикой, развевавшиеся на мачтах их кораблей. Постепенно все суда, пользуясь уменьшением продолжительности светового дня, одно за другим в нужное им время покинули Кольский залив. При этом командование Северного флота и руководство Мурманского порта и Мурманского государственного морского пароходства строго следили за тем, чтобы суда под флагами других государств выходили из того же Мурманска только через восемь – десять часов после их ухода. Это делалось по просьбе командования Кригсмарине, полагавшего, что «иностранные пароходы, следуя за немецкими судами, могут выдать их местонахождение английским военным кораблям». Тем временем гросс-адмирал Редер продолжал использовать благоприятную для себя ситуацию. 22 сентября он отправил запрос о возможности переоборудования одного из торговых судов, находившихся в Мурманске, во вспомогательный крейсер. И уже спустя три дня был получен положительный ответ советского правительства. После этого Редер направил в Москву уже целый пакет новых запросов. Он просил рассмотреть возможности: – снабжения крейсеров и подлодок Кригсмарине топливом и продовольствием в порту Мурманска; – снабжения все тех же крейсеров и подлодок топливом и продовольствием уже в открытом море с советских танкеров и грузовых судов, что позволило бы увеличить сроки их пребывания в зоне боевых действий; – проведения ремонтно-восстановительных работ на кораблях Кригсмарине на судоремонтном заводе в Мурманске. И снова сталинское руководство пошло навстречу Берлину. Правда, оно посчитало, что Мурманск не очень подходящее место для приема немецких боевых кораблей, поскольку их появление там не останется незамеченным англичанами. Последние же могли с полным правом посчитать это актом фактического вступления Советского Союза в войну на стороне Германии со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому в целях сохранения секретности, а значит, и внешних приличий Кригсмарине было разрешено оборудовать для себя базу в бухте Нерпичья, в губе Западная Лица. Хотя последняя расположена приблизительно в 45 км к северо-западу от входа в Кольский залив, советское руководство решило подстраховаться. Чтобы кто-нибудь, не дай Бог, не увидел немецкие корабли, оно распорядилось закрыть вход в Кольский залив не только для всех иностранных военных кораблей, но также и для всех гражданских судов других государств. Мотовский залив с губой Западная Лица Командование Кригсмарине получило бухту Нерпичья в полнейшее свое распоряжение. В соответствующем документе говорилось, что ему разрешено осуществлять там любые действия, которые оно сочтет необходимыми. Одновременно был санкционирован заход в эту бухту любых боевых кораблей, начиная от торпедных катеров и кончая линкорами. Немцы дали своей новой секретной базе кодовое наименование «Норд» и с присущей им тщательностью приступили к строительству в бухте Нерпичья причалов, ремонтных мастерских, складов снабжения и хранилищ авиационного топлива, укрытых в прибрежных гранитных скалах. Есть сведения, что еще до прибытия немецких строителей первые подготовительные работы там провели рабочие 95-го участка Мурманского отделения ЭПРОН. Не исключено, что самую тяжелую работу также выполняли заключенные из ближайшего спецлагеря НКВД. Уже в начале октября 1939 г. база «Норд» начала использоваться по своему прямому назначению. В ней сошлись интересы практически всех соединений и служб Кригсмарине. Гросс-адмирал Редер предполагал использовать ее, с одной стороны, для снабжения своего надводного флота в ходе планируемого вторжения в Норвегию, а с другой стороны – в качестве исходной точки для проводки кораблей по Северному морскому пути. Немецкая промышленность испытывала острую нужду в джуте, каучуке, молибдене, вольфраме, меди, цинке и слюде. Все это можно было получить в Японии в обмен на промышленное оборудование и образцы новой техники. Кригсмарине была готова отправить туда по Севморпути от 12 до 26 транспортов. В штабе командующего немецким подводным флотом контр-адмирала Карла Дёница считали, что приобрели в лице базы «Норд» чрезвычайно важный и удобный опорный пункт для борьбы против британского судоходства на Севере. Осталась довольна и метеослужба Кригсмарине, поскольку отныне она могла самостоятельно получать крайне важную информацию о погоде над Баренцевым морем и Кольским полуостровом.[15] В бухте Нерпичья базировались дивизион подводных лодок, огромный танкер «Ян Веллем» тоннажем 11 776 брт, суда снабжения «Фёниция» и «Кордильера», обеспечивавшие действия немецких рейдеров в Северной Атлантике, а также корабли метеорологического наблюдения WBS6 «Кёдинген» и WBS7 «Захсенвальд». Последние представляли собой переоборудованные рыболовецкие траулеры. Их команды состояли из гражданских моряков и небольшой невооруженной группы синоптиков из метеослужбы Кригсмарине. Находясь в море, они несколько раз в день отправляли радиограммы с результатами наблюдений, которые среди прочего включали запуски радиозондов. Однако как ни старалось сталинское руководство скрыть свою причастность к действиям нацистского военного флота, международный скандал все же разразился. 23 октября 1939 г. в Кольский залив вошел и затем встал на рейде около Абрам-мыса еще один якобы торговый немецкий корабль. Его команда представляла собой странную смесь: пятнадцать человек, вооруженных стрелковым оружием, носили форму Кригсмарине, а на ленточках их бескозырок сверкала золотистая надпись «Дойчланд», в то время как все остальные были одеты в гражданскую одежду и изъяснялись исключительно на английском языке. Не потребовалось много времени, чтобы узнать, что это судно на самом деле было американским пароходом «Сити оф Флинт». 9 октября он вышел из порта Нью-Йорка в Англию, имея на борту 4000 тонн смазочных масел. В Северной Атлантике он встретился с немецким линкором «Дойчланд», который покинул свою базу в Вильгельмсхафене еще 24 августа. После доклада досмотровой партии командир линкора капитан цур зее[16] Пауль Веннекер объявил, что перевозимый груз является контрабандой и что судно конфискуется Германией в качестве военного приза. Впоследствии это решение многие исследователи посчитали ошибочным, поскольку Веннекер вроде бы обязан был учесть, что Соединенные Штаты объявили о нейтралитете в отношении войны в Европе. Но при этом они не учитывали, что смазочные масла, перевозимые «Сити оф Флинт», вряд ли предназначались исключительно для швейных машинок. Было также известно, что американские власти распорядились зарегистрировать часть кораблей в других странах, чтобы продолжать оказывать помощь Великобритании, не нарушая своего формального нейтралитета. По приказу Веннекера на борт «Сити оф Флинт» была направлена хорошо вооруженная призовая команда из пятнадцати моряков. На нем были закрашены все американские опознавательные знаки, а на кормовом флагштоке поднят немецкий флаг. Однако привести захваченное судно напрямую в один из немецких портов не получилось, поскольку был очень велик риск натолкнуться в Северном море на британские корабли. В итоге 20 октября «Сити оф Флинт» пришел в порт Тромсё, на севере Норвегии. Последняя тоже объявила о нейтралитете, но ее правительство испытывало сильный прессинг со стороны США после того, как ее военные моряки по ошибке потопили американский пароход «Лотент У. Хассен». В результате норвежцы, пытаясь хоть как-то загладить свою вину, потребовали, чтобы захваченное немцами судно в течение ближайших двадцати четырех часов покинуло Тромсё. На следующий день «Сити оф Флинт» снова вышел в море. За ним шел норвежский эсминец «Слейпнер», который повернул обратно лишь после того, как в 16.20 конвоируемое судно пересекло границу территориальных вод Норвегии. После этого немецкая призовая команда взяла курс на Мурманск, передав радиосигнал о якобы произошедшей на борту аварии. Согласно международному морскому праву такой сигнал давал кораблю право получить убежище в любом порту. «Сити оф Флинт» провел на рейде Абрам-мыса несколько дней, по-прежнему оставаясь под контролем команды Кригсмарине и с поднятым немецким флагом. Тем временем США, узнав о нахождении своего захваченного судна в Мурманске, направили в Москву официальную ноту протеста. Поначалу там ничего не хотели признавать, и это едва не завершилось разрывом дипломатических отношений между двумя странами. В конце концов советские власти потребовали от командования Кригсмарине, чтобы оно распорядилось увести «Сити оф Флинт» куда подальше. В качестве формальной причины для отказа в разрешении на его дальнейшую стоянку в Кольском заливе был использован тот самый ложный радиосигнал об аварии. В сложившейся ситуации ни одна из сторон не хотела обострять конфликт, исходя при этом, конечно, из своих собственных интересов. Штаб Кригсмарине распорядился вывести захваченное судно из советских вод, а США и СССР сделали вид, что ничего вроде бы и не произошло. Крайними же оказались моряки из призовой команды, которым теперь было просто некуда деваться, и командир линкора «Дойчланд», заваривший всю эту кашу.[17] Инцидент с «Сити оф Флинт» никак не сказался на функционировании базы «Норд». И в начале апреля 1940 г. она сыграла немаловажную роль в конечном успехе операции по захвату норвежского порта Нарвик. Для обеспечения топливом эсминцев, доставивших туда десант, командование Кригсмарине направило три танкера: два – из портов Германии, а один – из бухты Нерпичья. Два первых танкера так и не добрались до места назначения. Они были перехвачены и потоплены британскими кораблями. Тем временем эсминцы, застрявшие в Нарвике из-за нехватки топлива, несли тяжелые потери. И тут 8 апреля им на помощь пришел «Ян Веллем», вышедший из базы «Норд». Англичане не вели блокады норвежского побережья с северного направления, поскольку никого оттуда не ожидали, и танкер смог благополучно выполнить свою миссию. Во второй половине лета 1940 г. Кригсмарине совместно с Северным флотом и Главным управлением Севморпути осуществила успешную проводку на Дальний Восток рейдера «Комет». Он был только что переоборудован из бывшего сухогруза «Эмс», спущенного на воду в 1937 г. На нем размещались шесть 150-мм орудий, одна 60-мм пушка, два спаренных 37-мм и четыре 20-мм зенитных автомата, два спаренных 533-мм торпедных аппарата, причем все это скрывалось за фальшбортами и откидными крышками. В подводной части корпуса были установлены еще два 533-мм торпедных аппарата. Кроме того, рейдер имел на борту гидросамолет Ar-196A-1 и даже торпедный катер LS2 «Метеорит». Немецкий рейдер «Комет», перед надстройкой виден гидросамолет Ar-196 При водоизмещении 7500 тонн рейдер имел максимальный запас топлива в 2485 тонн, что позволяло ему экономичным ходом в 9 узлов пройти почти 61 тысячу миль. Два 6-цилиндровых дизеля фирмы «Ман» мощностью 3900 л.с. давали ему максимальную скорость в 16 узлов. В трюмах «Комета» умещались 1500 150-мм снарядов, 4000 37-мм снарядов, 8000 20-мм снарядов, 24 торпеды и 30 мин. Запасы продовольствия для экипажа – 250 матросов и 17 офицеров – составлялись из расчета автономного плавания в 236 суток. Радиосвязь и радиоразведку рейдера обеспечивали шесть радистов, свободно владевших русским и английским языками. Советскому руководству было ясно, что корабль с такими характеристиками, действуя на коммуникациях в Тихом океане, нес огромную опасность для британских транспортных судов. Однако ожидавшиеся выгоды от его проводки по Севморпути перевесили все другие соображения. Да и 950 тысяч рейхсмарок, которые Третий рейх должен был заплатить за это, тоже были не лишними. Чтобы сохранить переход «Комета» в тайне, была разработана специальная операция. Вечером 3 июля 1940 г. он вышел из Готенхафена (ныне Гдыня) и 6 июля прибыл в норвежский порт Кристиансунн, где и произошла его первая метаморфоза. Внешне рейдер напоминал новый ледокольный пароход «Семен Дежнев» тоннажем в 3758 брт, чей приход в Архангельск ожидался тем же летом. Вот под него и было решено замаскировать «Комет». Некоторые отличия обводов были устранены с помощью парусиновых обвесов и специальных макетов, изготовленных заранее на судостроительном заводе фирмы «Ховальдтсверке АГ» в Гамбурге. 13 августа немецкий рейдер у восточного побережья Новой Земли, в районе пролива Маточкин Шар, встретил ледокол «Ленин». Последний к 25 августу довел его до свободного ото льда пролива Вилькицкого, между полуостровом Таймыр и архипелагом Северная Земля. «Комет», который для маскировки уже именовался «Дунаем», в течение полутора суток двигался в одиночестве, а затем пошел за ожидавшим его ледоколом «Сталин». 30 августа немецкий рейдер с рук на руки принял ледокол «Лазарь Каганович», который и завершил его проводку по Севморпути. Немецкий рейдер «Комет», замаскированный под японское судно «Токио-Мару» 10 сентября 1940 г. «Комет» вышел в Тихий океан, маскируясь теперь уже под японское судно «Токио-Мару». В то время США и Япония еще не находились в состоянии войны, и потому очередной «японец» не вызвал у команд американских дозорных кораблей никаких подозрений. Рейдер действовал в Тихом океане вплоть до 24 октября 1941 г., потопив за это время два британских и захватив одно голландское судно общим тоннажем 21 378 брт, еще шесть британских и одно норвежское судно общим тоннажем 43 162 брт были потоплены в компании с рейдером «Орион». Он выполнил ряд минных постановок на подходах к портам в Новой Зеландии и на западном побережье Австралии. И можно смело утверждать, что во всем этом была и доля советского участия.[18] Успешный проход рейдера «Комет», как ни странно, ознаменовал собой конец активного советско-германского военного сотрудничества в Заполярье. В конце августа 1940 г. Гитлер принял решение о закрытии секретной базы «Норд». В следующем месяце она была быстро свернута и корабли Кригсмарине покинули ее. В завершение гросс-адмирал Редер направил письмо Наркому ВМФ СССР адмиралу Н. Г. Кузнецову, в котором благодарил советскую сторону за возможность использования базы в бухте Нерпичья[19] и отмечал, что она «имела огромную ценность для германской военно-морской стратегии». [15] Международный обмен метеопрогнозами был полностью прекращен сразу же после начала боевых действий в сентябре 1939 г. [16] Соответствовало званию капитана 1-го ранга. [17] 03.11.1939 г. «Сити оф Флинт» достиг порта Хеугесунн, на юго-западе Норвегии. Однако местные власти не разрешили ему войти, заявив, что считают немецких моряков захватчиками. Вскоре поблизости появились британские боевые корабли, и у призовой команды не оставалось иного выбора, кроме как сдаться норвежцам. Немцы были интернированы и помещены в крепость, а судно 6 ноября передали снова в распоряжение американской команды. Выгрузив все 4000 тонн смазочных масел в порту Бергена, оно отправилось в обратный путь в США. [18] 25.11.1941 г. «Комет» благополучно вернулся в Гамбург. 14.10.1942 г. он вышел в свой второй рейд, но при прохождении через Ла-Манш был атакован и потоплен английским торпедным катером МВТ-236. [19] Сейчас там находится база атомных подводных лодок Северного флота. В ней, в частности, размещены тяжелые атомные подводные ракетные крейсеры проекта 941 «Акула», получившие на Западе кодовое обозначение «Тайфун». Это самые крупные подводные корабли в мире, длиной 170 метров, надводным водоизмещением 23 200 тонн и вооруженные двадцатью баллистическими ракетами РСМ-52. 2. А.Максимов. База «Норд» ...23 августа 1939 года был заключен советско-германский договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, известный как «Пакт Молотова-Риббентропа». Все знают об этом договоре, о т.н. секретном приложении к нему, но мало кто знает о других сторонах договора. Наркоматы обороны, иностранных дел и торговли вели интенсивные переговоры с германской стороной по взаимоинтересующим вопросам. А вопросы были действительно интересные. В Советский Союз было поставлено 30 самолетов с запасными моторами (типа Ju-88, Не-100, Do-215, Me-109 и Ме-110, Ju-207, Bu-131 и Bu-133). О первых пяти типах самолетов в советской литературе имеется достаточно подробная информация, а вот о последних трех — очень немного. Кроме этого СССР был продан недостроенный тяжелый крейсер «Лютцев» (в советском флоте «Петропавловск»), оборудование и вооружение для строящихся тяжелых крейсеров типа «Кронштадт». Был даже разработан вариант крейсера с немецкими пушками главного калибра, подписаны документы о поставке в СССР другой морской техники. Взамен немцы попросили... об аренде двух баз на Севере и Тихом океане. Требование к базам – скрытность и возможность судоремонта. От базы на Тихом океане отказались (временно, или нет – неизвестно), а вот база на Севере была предоставлена. Выбор места для тайной базы был сделан не сразу — порт Мурманск пришлось исключить. Вместо него немцам было предложено на правах концессии (военной колонии) создать базу в Териберской губе или в губе Большая Западная Лица. Профессиональная оценка предложенных заливов была поручена германскому военно-морскому атташе в Советском Союзе — капитен цур зее фон Баумбаху. От Териберской губы морской атташе отказался. Не последнюю роль в ее отклонении сыграл организованный в Териберке еще в начале 1930-х годов рыболовецкий колхоз «Красная Армия». К осени 1939 года он стал самым крупным на Кольском полуострове рыбколхозом. Здесь работали обрусевшие финны и норвежцы, а также русские рыбаки, имевшие этнические и родственные связи с рыбаками норвежской провинции Финмарк, еще недавно свободно ловившими рыбу у Кольских берегов. А это уже само по себе означало, что любая, даже самая секретная информация о «Базис Норд» через норвежских рыбаков Финмарка могла легко попасть в руки аналитикам оперативного разведывательного центра (ОРЦ) Адмиралтейства Великобритании. Но основной причиной отказа от использования Териберской губы дня создания тайной базы скорее всего стало то, что лишь за месяц до прибытия фон Баумбаха командование Северного флота устроило на полуострове Териберский один из первых радиопеленгаторных постов СФ. И назначило этот залив для проведения досмотра и контроля приходящих в Кольский залив иностранных судов. В соответствии с приказом командующего Северного флота, любое иностранное судно, идущее из Баренцева моря, было обязано зайти в Териберскую губу для досмотра. После его окончания заморский гость должен был идти назначенным фарватером вдоль узкого Кильдинского пролива, постоянно находясь при этом под контролем советских береговых постов СНиС, дозорных североморских кораблей и дежурных батарей береговой обороны СФ (на острове Кильдин и на мысе Сеть-Наволок). Таким образом, для капитен цур зее Н. фон Баумбаха, как опытного разведчика, губа Териберская автоматически превращалась в германскую базу, находящуюся под постоянным контролем советской стороны. Все секретно, но — ничего не тайно. И это вряд ли устраивало как капитен цур зее Н. фон Баумбаха, так и гросс-адмирала Э. Редера. А в Западной Лице все рыбаки колхоза «Коминтерн», почти десять лет проживавшие в поселках Большая Западная Лица и Большая Лица, в одну ночь были выселены в Карелию. Нетронутым остался лишь третий колхозный поселок — Малая Лица, созданный на берегу одноименной губы, практически выходящий на побережье Мотовского залива. Как видели немцы цели базы? Они изложены в приказе Главного командования ВМС (ОКМ) 569/39 gKdos от 31.10.1939: «а) Немецкие ВМС по предложению советского правительства получают в полное распоряжение бухту Западная Лица в координатах 69.25 с.ш. - 32.26 в.д. Предусматривается использовать ее в качестве "Базы Север" военными и торговыми кораблями для следующих целей: 1) база снабжения, 2) гавань-убежище, 3) место для ремонта (по готовности плавмастерских). б) названия этой бухты в ведомственном обороте избегать, вместо него употреблять обозначение "База Север". в) в данный момент возможно путем кратковременного перебазирования находящихся в Мурманске судов организовать временное снабжение топливом с танкеров и торговых судов, равно как и в ограниченном объеме провиантом и товарами, закупленными в Мурманске. Подготовка солярки и провианта для ПЛ будет выслано с родины, также, как и предоставление/оснащение судна снабжения для броненосца на 3 месяца, со снабжением водой в "Базе Север". г) на самой "Базе Север" пока никаких природных или искусственных средств для ее будущего применения нет. По поводу подготовки снабжения см п. в). Подходящее под плавказарму судно (CORDILLERA) находится в Мурманске. Для проведения запланированных ремонтов в последующем нужна плавмастерская, ее подготовка запрошена. д) BdU (командующему ПЛ) предложили использовать "Базу Север" для снабжения ПЛ, и дать ответ по виду и объемам обслуживания по таким вариантам: 1) для получения снабжения в самой "БС"; 2) для получения снабжения в море с Базы - с предложением района моря, для этого предназначенного». К 17 сентября 1939 года, не дожидаясь окончательного решения вопроса о создании секретной базы, в Мурманск пришли немецкие транспорты «Кордиллере» и «Сан-Луи» с грузами и техникой. К концу ноября 1939 года на рейде Мурманска собралось тридцать шесть (!!!) германских транспортов (в том числе «X Леонард», «Нью-Йорк», «Поллине», «Тобинген»). Потом произошло экстраординарное событие – в порт Мурманска пришел легендарный трансатлантик, экс-обладатель «Голубой ленты Атлантики» (неофициальный титул самого быстроходного гражданского судна в мире) «Бремен». Официально было объявлено, что он прорвался из Нью-Йорка. Конечно, такое возможно. Чтобы обмануть английские крейсера можно сделать такой «крюк», но его длительная стоянка в Мурманске наводит на версию о том, что «Бремен» должен был стать плавказармой на базе «Норд». «Днем рождения» секретной базы на Мурмане, скорее всего, можно считать 18 октября 1939 года. Среди прочих нацистских судов, пришедших на рейд Мурманска, особый интерес вызывает транспорт «Сан-Луи». Есть предположение, что это совершенно искаженное название фашистского военного транспорта и плавбазы подлодок «Санта-Льюис», которая еще в 1938 году была определена как одно из ремонтных судов для заграничных баз Кригсмарине. Если предположение верно, то уже в сентябре 1939 года на мурманском рейде появилась плавбаза, на которой должны были размещаться экипажи предполагаемой для базирования на «Базис Норд» группы фашистских подводных лодок. Ведь к 25 ноября 1939 года в губу Большая Западная Лица даже пришли две из них (U-36 и U-38). Но что-то изменилось в планах германского командования. Возможно, новому решению способствовали сначала перенос сроков начала десантной операции на Британские острова, а затем — окончательное избрание Гитлером сухопутного варианта ведения новой военной кампании на 1940 год. С наступлением полярной ночи большинство фашистских судов покинули гостеприимный Мурманск. 6 декабря отсюда ушел и «Бремен». Только «Кордиллере» не стал покидать Заполярье, а встал на рейде губы Большая Западная Лица. Так и было положено практическое начало тайной базе кораблей Кригсмарине на Кольском полуострове. Что достоверно известно о базе «Норд»: 1. По немецким источникам, местоположение базы было обозначено координатами 69 градусов 25 минут северной широты и 32 градуса 26 минут восточной долготы. 2. С декабря 1939 года по апрель 1940 года старшим морским начальником базы был капитен цур зее Нишлаг. Ранее он командовал немецким тыловым подразделением в Стамбуле и был назначен на «Базис Норд» в свете подготовки Норвежской операции. В июле 1940 года старшим морским начальником базы стал уже командир специального корабля снабжения «Венеция» корветтен-капитен Гаусгофер. Общее руководство «Базис Норд» было возложено на Кригсмарине. 3. До мая 1940 года к тайной базе были приписаны нацистские метеорологические суда: «Викинг-5», «Заксенвальд», «Кединген», суда снабжения «Кордиллере» и «Венецияя», а также танкер «Ян Беллем». 4. До декабря 1939 года в базе находился быстроходный транспорт-банановоз «Иллер» (официально принадлежавший компании «Северогерманский Ллойд», ранее ходивший по линии Азорские острова - Бремен). Первоначально именно это судно было назначено для перехода на Тихий океан по Севморпути. Но позже он был заменен транспортом «Эмс» («Комет»), не столь быстроходным, но с более крепким корпусом и более многочисленным экипажем. 5. В ноябре 1939 года в базу заходили фашистские подводные лодки U-38 (тип IX, командир — капитан-лейтенант Хейнрих Либе) и U-36 (тип VIIА, командир — капитан-лейтенант Вильгельм Фрелих), которые до этого более месяца действовали против английских лесовозов, перевозивших из Сибири лес на Британские острова. По данным сборника «Revue Maritime» № 6 за 1966 год, они впервые зашли в базу 25 ноября 1939 года. Причины отказа от использования первой «зарубежной» базы для немецких субмарин до сих пор не находит понятного объяснения. Ведь еще за год до начала войны капитен цур зее Карл Дениц однозначно высказался за необходимость создания такой базы. Был даже разработан специальный план, в соответствии с которым германские подводники должны были обучаться по трехлетнему циклу: первый год — индивидуальная подготовка, второй — групповое обучение и маневры, а третий — служба на заграничной базе. Для таких баз даже были переоборудованы два немецких ремонтных судна 6. 2 декабря 1939 года нацистские суда снабжения «Кордиллере» и «Dtytwbz» стояли на якорях в губе Большая Западная Лица. Самым быстроходным в базе было судно-китобоец «Заксенвальд», часто используемое как посыльное судно для связи с рейхом. 7. В апреле 1940 года в тайной базе ждали прихода трех танкеров «авангардной эскадры», которые должны были обеспечить заправку топливом фашистских эсминцев, доставивших в Нарвик десант. Но участие в заправке принял лишь «Ян Беллем». 8. «Венеция», наравне с «Сан-Луи», могла служить не только плавбазой для экипажей подлодок, предполагавшихся к базированию на «Базис Норд», но еще — и десантным судном. Вот пока и вся известная информация о нацистской базе в губе Большая Западная Лица Столь же немного известно о судьбе кораблей и судов, приписанных к ней в 1939 и 1940 годах.

https://versia.ru/pered-vojnoj-fashisty-s-razresheniya-sssr-tajno-stroili-bazu-na-kolskom-poluostrove

26.06.2020

source: aillarionov.livejournal

Free Joomla! template by L.THEME