Записки бывшего подполковника КГБ: Ленинградские чекисты Путина и участники проекта Рогозина "Родина"

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет о мятежном генерале Льве Рохлине, сфабрикованных ленинградскими чекистами делах и участниках политического проекта Дмитрия Рогозина "Родина". Этот материал можно прочитать и на украинском языке 19 августа, 2020 10.01 | комментариев: 5 Дмитрий Рогозин на митинге

партии "Родина" в 2005 году Фото: 24smi.org Владимир ПОПОВ Ленинградские чекисты: Юрий Безверхов и "разведчик Владимир Путин" Стремясь оградить себя от неприятных неожиданностей со стороны депутатов Государственной думы, Путин внедрял своих людей в аппарат этого выборного органа. Помимо Грызлова, ставшего председателем Госдумы (ГД), в ее составе в 2004 году появился бывший сотрудник 5-го отдела (позднее 5-й службы) УКГБ СССР по Ленинградской области Юрий Безверхов 1945 года рождения, в прошлом выпускник Высшей школы КГБ СССР. Он получил должность управляющего делами Государственной думы, а через некоторое время стал первым заместителем руководителя аппарата ГД. Владимира Путина ошибочно называют разведчиком. В действительности он начинал свою службу в качестве офицера 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области и завершил свою карьеру в госбезопасности в качестве офицера действующего резерва 5-й службы УКГБ СССР по Ленинградской области. Служба в разведподразделении советской госбезопасности в ГДР длилась у Путина всего пять лет. Именно в период службы в "пятерке" у него сложились приятельские отношения с быстро делающим карьеру Юрой Безверховым. Успешной карьере последнего способствовал присущий ему цинизм в деле достижения поставленных перед собой целей. Одним из примеров служебного рвения Безверхова является дело Игоря Корчного, отец которого Виктор Корчной был выдающимся советским шахматистом. Летом 1976 года он отказался вернуться в Советский Союз из зарубежной командировки в Голландию, где принимал участие в международном шахматном турнире. Вскоре, однако, ему предстояла борьба за шахматную корону на звание чемпиона мира. Претендентами на это высокое звание были ''правоверный'' Анатолий Карпов, ставший к тому же в 1979 году агентом КГБ под псевдонимом "Рауль", и "невозвращенец" (так в советские времена называли тех, кто отказался вернуться в СССР из заграничных поездок) Корчной. Советские власти сделали все возможное для того, чтобы титул чемпиона мира по шахматам достался Карпову. Инициировал действия, направленные против Корчного, начальник 5-го управления КГБ СССР генерал-лейтенант Бобков, впрочем, четко следовавший директивам ЦК КПСС. С 1977-го по 1989 год, во время схваток Корчного и Карпова, в 1978-м и 1981 годах, Шахматную федерацию СССР возглавлял многолетний доверенный Бобкова космонавт Виталий Севастьянов, используемый Бобковым в пользу Карпова не только во время матчей Корчного и Карпова, но и позже, в 1984 году, во время чемпионата мира по шахматам между Карповым и Гарри Каспаровым. В этот чемпионат также был вовлечен отдел агитации и пропаганды ЦК КПСС и КГБ СССР, акциями которого руководил лично Бобков, называвший Карпова (агента "Рауля") давнишним и близким другом. Анатолий Карпов и Виктор Корчной. Фото: sovsport.ru В целях создания наиболее выгодных условий для Карпова в предстоящих играх за границей с "невозвращенцем" Корчным в выезде из СССР на постоянное место жительство в Израиль в 1979 году было отказано талантливому шахматисту гроссмейстеру Борису Гулько, так как предполагалось (на самом деле ошибочно), что он может оказать теоретическую помощь Корчному. Одновременно для давления на Корчного и выведения его из психологического равновесия власти попытались призвать в армию сына Корчного Игоря, живущего в СССР, но надеявшегося выехать к отцу за границу. Понимая, что он не сможет выехать к отцу после службы в армии, поскольку подпадет под автоматический режим секретности на несколько лет, Игорь решил попробовать скрыться от призыва. Так как Игорь Корчной был жителем Ленинграда, в дело вступили ленинградские чекисты, прежде всего ретивый сотрудник 1-го отделения 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области Безверхов. В истории советской госбезопасности не было случая, когда уклонистом от службы в армии занимался КГБ. В итоге Игорь Корчной был арестован и осужден на два года лишения свободы, а Безверхов получил повышение в должности – стал заместителем начальника отделения. Следующим этапом в карьере Безверхова стало дело Константина Азадовского, которое было от начала до конца (до осуждения Азадовского) сфабриковано Безверховым и его коллегами. Константин Азадовский родился 14 сентября 1941 года в Ленинграде, в семье известного филолога и этнографа Марка Константиновича Азадовского и Лидии Владимировны (урожденной Брун). В 1958 году Константин поступил на филологический факультет Ленинградского университета, который окончил с отличием в 1963 году. C 1964-го по 1969 год он учился на вечернем отделении исторического факультета и защитил диплом на тему "Проблема пейзажа в живописи немецкого романтизма". Затем Азадовский преподавал иностранные языки в высших учебных заведениях Ленинграда и Петрозаводска, с 1967-го по 1969 год писал диссертационную работу, но защитить диссертацию не успел, поскольку был привлечен как свидетель по делу Ефима Славинского, обвиненного в хранении наркотиков. Славинский, будучи талантливым филологом-славистом, водил знакомство с целым рядом в ту пору не признанных литераторов: Иосифом Бродским, Сергеем Довлатовым и другими. Азадовский был частым гостем этого своего рода литературного салона, посетителями которого нередко были зарубежные слависты. Последнее обстоятельство очень беспокоило ленинградских чекистов. У всех в памяти был недавний процесс по делу Андрея Синявского и Юлия Даниэля, осужденных на длительные сроки за публикацию своих произведений, кем-то туда вывезенных, за границей. Было известно, что Синявскому и Даниэлю в вывозе рукописей помогали зарубежные слависты. Поэтому литературный салон Славинского ленинградские чекисты пытались держать под контролем, для чего в 1967 году пытались завербовать Азадовского в качестве агента, но получили с его стороны твердый отказ. Тогда в отношении Славинского было возбуждено уголовное дело, инспирированное ленинградскими чекистами, по обвинению его в хранении и распространении наркотических веществ. Азадовского КГБ пытался принудить лжесвидетельствовать против Славинского, но получило с его стороны твердый отказ, после чего Азадовский по настоянию КГБ был лишен места преподавателя в вузе и возможности работать в Ленинграде. Диссертацию, понятное дело, защитить ему тоже не дали. Славинский был вынужден эмигрировать. В Лондоне он стал старшим продюсером "Русской службы Би-би-си". За границей вслед за ним оказались Бродский с Довлатовым, а Азадовский смог найти себе работу лишь в соседнем с Ленинградом Петрозаводске. "Он по натуре культуртрегер, и эмигрировать он не хотел именно потому, что считал своим долгом распространить культуру там, где она нужнее всего, то есть в России", – спустя годы говорил об Азадовском друг его юности Славинский. Иосиф Бродский и Ефим Славинский. Фото: gorky.media По возвращении в Ленинград Азадовский до 1980 года работал заведующим кафедрой иностранных языков Высшего художественно-промышленного училища имени Веры Мухиной. Наверное, он полагал, что ленинградские чекисты о нем забыли. Это заблуждение дорого ему стоило. В октябре 1978 года теперь уже заместитель начальника 1-го отделения 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области капитан Безверхов завел дело оперативной проверки (ДОП) с окраской (терминология, принятая в КГБ) ''антисоветская агитация и пропаганда в отношении Азадовского К.М.", который в действительности не был ни диссидентом, ни антисоветчиком. Несмотря на то, что материалов, свидетельствующих об участии Азадовского в антисоветской деятельности получено не было, на него завели дело оперативной разработки (ДОР). Приведем необходимые пояснения: чем отличается ДОП от ДОР. Дела оперативной проверки заводились на советских граждан с целью детальной проверки поступающих сигналов об антисоветской деятельности проверяемых. В случае, если первичные сведения находили подтверждение, в отношении проверяемых заводились дела оперативной разработки, основной целью которых был сбор материалов, документально подтверждающих совершение разрабатываемыми лицами противоправных деяний. Разработка всегда велась в тесном контакте со следственными подразделениями госбезопасности, которые должны были осуществлять документирование преступной деятельности разрабатываемых с последующим возбуждением уголовного дела, ведения следствия и, по его завершении, направления уголовного дела в суд для определения меры наказания. Как нами было сказано выше, Азадовский не был ни диссидентом, ни антисоветчиком. И если заведение в отношении Азадовского ДОП с большой натяжкой можно было признать недоразумением, то переквалификацию дела в оперативную разработку (ДОР) иначе как намеренной фальсификацией назвать было нельзя, что само по себе являлось должностным преступлением. Однако для успешной, а уж тем более быстрой, карьеры в советской (и в нынешней российской) госбезопасности непреложным условием было наличие у оперативных работников ДОПов и ДОРов, с успешной их реализацией. ДОПы могли быть реализованы с объявлением официального предостережения или с целью профилактики. ДОРы же должны были заканчиваться возбужденным уголовного дела, с последующим осуждением разрабатываемого лица. Константин Азадовский. Фото: paperpaper.ru С ДОРом на Азадовского ленинградские чекисты в лице Безверхова и его коллег сами себя загнали в угол – им необходимо было отправить ни в чем не виновного Азадовского за решетку. Для этого они пошли на новое преступление: проводя под надуманным предлогом обыск в квартире Азадовского, в которую накануне по их заданию агентом 1-го отделения 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области "Рахманиновым" были подброшены пять граммов анаши, подчиненные Безверхова, прикрывавшиеся липовыми удостоверениями сотрудников милиции, в присутствии заранее подготовленных понятых нашли наркотические вещества и зафиксировали факт их обнаружения в протоколе. В тот же день агент-иностранец, работавший на Безверхова, под видом лекарства передал гражданской жене Азадовского Светлане Лепилиной другие пять граммов анаши (в точно такой же упаковке, что и наркотики, подложенные и найденные в квартире Азадовского). Через несколько минут после встречи с агентом-провокатором она была задержана сотрудниками милиции. Практически одновременно с ней был арестован и Азадовский. В итоге оба были осуждены за хранение и распространение наркотических веществ на два года лишения свободы. Азадовский был отправлен отбывать срок в далекую Магаданскую область. Многие годы он добивался пересмотра своего дела и был реабилитирован в 1989 году. B 1993 году Комиссия по реабилитации Верховного Совета России признала Азадовского репрессированным по политическим мотивам. Светлана Лепилина, ставшая Азадовской, была реабилитирована постановлением Президиума Санкт-Петербургского городского суда 1 июня 1993 года, а в 1998 году постановлением того же суда была признана жертвой политических репрессий. Их реабилитации предшествовала проверка всех обстоятельств дела. Показательным является содержание объяснительной записки одного из участников гнусного преступления в отношении Азадовского и Лепилиной: "В середине октября 1980 года по указанию руководства отделения и отдела мне бывшим заместителем начальника отделения тов. Безверховым Ю.А. было передано в производство дело оперативной проверки на "Азефа" (Азадовского. – Попов), заведенное в октябре-ноябре 1978 года... Мною был подготовлен план агентурно-следственных мероприятий по ДОР. В работе по делу "Азефа" были привлечены другие сотрудники отделения, каждому из которых было поручено определенное направление в работе по объекту и его связям. Мною в работе по делу на "Азефа" использовались агенты "Юнга" и "Рахманинов", которые практически близких контактов не имели, а поддерживали дружеские связи с его сожительницей Лепилиной. План агентурно-оперативных мероприятий по делу с целью выяснения характера контактов "Азефа" с иностранцами допускал подставу объекту через Лепилину агента-иностранца, находящегося на связи у тов. Ятколенко И[вана]. Организация работы с агентом-иностранцем была поручена сотруднику отделения тов. Федоровичу А[лександру] М[ихайловичу]. При организации подставы на меня была возложена обязанность вывода Лепилиной через агента "Юнгу" в ресторане гостиницы "Ленинград", что было мною выполнено. С агентом-иностранцем "Беритом" я не встречался... Начальник 7-го направления 5-й службы УКГБ Л[енинградской] о[бласти] майор [Виктор] Кузнецов". Следует отметить, что никто из офицеров 1-го отделения 5-го отдела УКГБ СССР по Ленинградской области, организовавших и участвовавших в этой фабрикации, наказаны не были. Более того, все они с успехом продвигались по служебной лестнице. Именно в этом подразделении госбезопасности и начинал свою карьеру "разведчик Владимир Путин". Уроки лжи и лицемерия, полученные им за годы его чекистской молодости, будут способствовать его удивительно успешной карьере – впрочем, как и его наставника Безверхова. Валерий Вдовенко и "Северное братство" В 1978 году на работу в оперативно-техническое управление КГБ поступил Валерий Вдовенко. Затем он служил в ПГУ КГБ СССР, а в 1990 году по линии ЦК КПСС и КГБ был направлен в известный уже нам Российско-американский университет, позже ставший "РАУ-Корпорация". Директором этих структур был Алексей Подберезкин, а его замом – Дмитрий Рогозин. В действительности же, как мы уже знаем, проектом этим руководил бывший офицер ПГУ КГБ СССР Андрей Дмитриевич Жуков. Отец Вдовенко – Захар – был помощником заместителя председателя КГБ СССР, а мать – Вера Жаура – ответственным работником Главного политического управления (ГПУ) полярной авиации Северного морского пути. После службы в КГБ Вдовенко был членом комиссии Главного государственного инспектора РФ по расследованию деятельности ГКЧП, затем стал заниматься политикой и успел поучаствовать в создании различных партий. В частности, вместе с Подберезкиным и Рогозиным Вдовенко стал одним из основателей националистической партии ''Родина''. После расформирования "Родины" в 2006 году он создал свою собственную организацию экстремистского националистического толка – "Северное братство", ставившее своей задачей подготовку в России государственного переворота для приведения к власти националистических патриотических сил. 28 января 2014 года вместе с еще несколькими членами "Северного братства" – Петром Хомяковым, Антоном Мухачевым и Александром Мироновым – он был приговорен к двум с половиной годам содержания в колонии-поселении по статье 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества). На суде в качестве свидетелей должен был выступить целый ряд политиков: вице-премьер РФ и бывший руководитель партии "Родина" Рогозин, бывший заместитель начальника управления администрации президента РФ Владимир Хинчагашвили, лидеры националистических движений Александр Поткин и Дмитрий Демушкин, депутат Госдумы (бывший офицер СВР и руководитель "РАУ-Корпорация") Андрей Жуков. Однако в конце концов суд решил их не приглашать, чтобы они не наговорили в суде лишнего. Лев Рохлин Вдовенко был далеко не первым из числа чекистов-''патриотов'', замышлявших государственный переворот в России. В стране в ходе Первой чеченской войны стало широко известно имя генерала Льва Рохлина, проявившего свой военный талант в ходе этой позорной для России военной авантюры. Это была не первая война Рохлина в его военной карьере. В прежние годы он воевал за пределами родины – в Афганистане. Затем была служба в Закавказье, где молодой генерал Рохлин командовал мотострелковой дивизией, которая в январе 1990 года была переведена в состав Закавказского пограничного округа пограничных войск КГБ СССР и находилась в подчинении Главного управления пограничных войск КГБ СССР. Соответственно, Рохлин и офицеры его дивизии были зачислены в штат КГБ СССР. После распада Советского Союза и упразднения КГБ СССР Рохлин был назначен командующим 8-м гвардейским армейским корпусом, дислоцированным в городе Волгоград, и одновременно начальником гарнизона этого города. Лев Рохлин. Фото: pdsnpsr.ru Командуя 8-м гвардейским корпусом и выполняя приказ высшего военного руководства России, Рохлин с 1 декабря 1994 года по февраль 1995 года занимался усмирением мятежной Чечни. Корпус под его командованием понес наименьшие потери, и за успех в военной операции генералу Рохлину было присвоено звание Героя России, от которого он отказался. В декабре 1995 года Рохлин был избран депутатом Государственной думы второго созыва. В сентябре 1997 года он создал ''Движение в поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки''. В оргкомитет движения вошли люди определенной политической ориентации: бывший глава КГБ СССР Владимир Крючков, бывший министр обороны Игорь Родионов и бывший командующий ВДВ Владислав Ачалов. С января 1996 года по май 1998 года Рохлин являлся председателем комитета Госдумы по обороне. Отстранен от этой должности в связи с его нахождением в резкой оппозиции президенту Ельцину. В июне 1998 года Рохлин побывал в расположении 8-го гвардейского корпуса, которым он сравнительно недавно командовал, где заручился поддержкой его офицеров в случае попытки военного переворота в стране. За несколько дней до перехода генерала Рохлина на нелегальное положение для руководства мятежом, в ночь со 2-го на 3 июля 1998 года, он был убит на своей даче при загадочных обстоятельствах. Из-за убийства Рохлина запланированный мятеж сорвался, 8-й гвардейский корпус был расформирован, а значительная часть офицеров уволена с военной службы. В числе активных помощников-заговорщиков Рохлина был бывший руководитель СБП Ельцина генерал-лейтенант Александр Коржаков, через много лет подтвердивший свое участие в заговоре. В частности, именно Коржаков дал заказ одному из тульских заводов на изготовление 200 тяжелых прицепов, на которых планировалось быстро доставить военную технику 8-го гвардейского корпуса из Волгограда в Москву. Вот что рассказывал об этом Коржаков в одном из интервью 2016 года: "В заговоре с нами были разные люди. Были те, кто с [Русланом] Хасбулатовым был [в 1993 году]. У них совершенно другие цели были: вернуть СССР, коммунизм. Я был против этого. Мне не нужен был снова СССР. Нахватался... Моя задача была помочь Рохлину, чтобы его бойцы преодолели расстояние от места дислокации, от Волгограда до Кремля. Чтобы преодолеть это расстояние, нужно было прицепы прикрепить к танкам и бронетранспортерам. Мне было как депутату от Тулы поручено это сделать. На 240 тысяч долларов я заказал прицепы. Они до сих пор лежат. Все проржавели. Потому что заказчик не пришел. Некому было прийти. Меня до сих пор ждут на Скуратовском заводе в Туле. По его чертежам заказал заготовки, чтобы весь корпус Рохлина сюда в Москву перебросить из Волгограда. Я в заговоре был. Я этого не стесняюсь. Когда [Анатолий] Чубайс был у власти регентом, нечего было делать Кремль взять. Это тьфу! Одного корпуса было вот так достаточно. И никто бы не подчинился Ельцину после 1993-го и 1996 года". В ночь со 2-го на 3 июля 1998 года Рохлин был убит, а 25-го числа того же месяца и года во главе ФСБ РФ был поставлен мало кому известный Владимир Путин. Весьма интересны в связи с этим воспоминания человека, входившего в близкий круг президента Ельцина, бывшего первого вице-премьер-министра, министра печати и информации Михаила Полторанина, прозвучавшие во время презентации 10 ноября 2010 года в Москве в здании книжного магазина ''Библиоглобус'' его книги ''Власть в тротиловом эквиваленте. Хроника царя Бориса''. Полторанин намекал на то, что убийство Рохлина организовывал Путин: "Я не мог сказать прямо, что Путин организовал убийство Рохлина. Сразу подадут в суд и потребуют доказательств. А прямых доказательств, как вы понимаете, у меня нет. Однако вся совокупность достоверно установленных событий и фактов вокруг этого убийства показывает, что это отнюдь не моя “догадка” или вольное “предположение”. Решение об убийстве, я знаю точно, принимали на даче в своем узком кругу четыре человека – Ельцин, [Александр] Волошин, [Валентин] Юмашев и [Татьяна] Дьяченко. Хотели сначала поручить [Евгению] Савостьянову, руководителю московского ФСБ, но затем остановились на чекисте “с холодными рыбьими глазами”, способному на все. И вряд ли случайно, что фактически сразу же после убийства Рохлина главу тогдашнего ФСБ [Николая] Ковалева ночью подняли с постели и в спешном порядке, всего в течение 20 минут, заставили в соответствии с указом президента передать свои полномочия вновь назначенному В. Путину. И это касалось мощнейшей спецслужбы в мире! За какие заслуги? И случайно ли все это?" В номере журнала ''Русская мысль'' от 22 апреля 2009 года была опубликована статья журналиста Олега Кашина под названием ''Лагерный иврит'', в которой ее автор пересказывает то, что было ему рассказано Полтораниным о его встречах с генералом Рохлиным: "Рохлин действительно нашел в Полторанине единомышленника. Полторанин говорит, что Рохлин готовил вооруженный мятеж, собирался отстранить Бориса Ельцина от власти и передать ее “Комитету национального спасения”. Во главе комитета он хотел поставить Лужкова, и Лужков об этом, конечно, знал, говорит Полторанин". О том же рассказывал в интервью бывший помощник Рохлина Петр Хомяков: "Лужков был непосредственным участником проекта Рохлина". Михаил Делягин Еще один участник проекта Рогозина "Родина" – Михаил Делягин. Ему принадлежат слова "Сталин был олицетворением справедливости". Михаил Делягин родился 18 марта 1968 года в Москве. Российский экономист, публицист и политик, ведущий ряда теле- и радиопрограмм. Доктор экономических наук. Действительный государственный советник Российской Федерации второго класса. Председатель идеологического совета партии "Родина". Список постов и должностей Делягина настолько бесконечен, что их интересно перечислить, по крайней мере самые важные из них. В 1985 году Делягин с золотой медалью окончил среднюю школу и поступил на экономический факультет МГУ имени Ломоносова. В 1986–1988 годах проходил срочную службу в советской армии. В ноябре 1987 года во время нахождения в краткосрочном отпуске на экономическом факультете МГУ организовал сбор подписей под обращением в поддержку Бориса Ельцина, находившегося в жесткой оппозиции генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву. По распространенной версии в результате официального разбирательства, при котором даже проводилось сличение почерков, автора обращения (им был Делягин) не установили. Его имя товарищи не назвали. А студенты исторического факультета МГУ, являвшиеся инициаторами обращения, были исключены из университета. Версия о том, что Делягину повезло, а потому он не был определен и исключен из МГУ – для людей наивных. МГУ по линии госбезопасности курировалось 3-м отделом 5-го управления КГБ СССР. За каждым офицером данного подразделения был закреплен определенный факультет. В соответствии с этим профессорско-преподавательский состав и студенческая масса были глубоко инфильтрированы агентурой госбезопасности. Кроме того, в составе 5-го управления КГБ СССР существовал 7-й отдел. Офицеры-оперативники 2-го отделения этого отдела устанавливали по почерку авторов анонимных угроз в отношении партийно-советских чиновников. Для них не составило бы труда выявить автора рукописного обращения, которым являлся Делягин. Михаил Делягин. Фото: Антон Носик / wikipedia.org Нет сомнений в том, что Делягин был установлен как автор обращения, а с учетом его убытия к месту военной службы о нем был информирован особый отдел военной контрразведки, курировавший воинскую часть, где продолжал свою службу Делягин. Следует отметить, что военная контрразведка традиционно работала очень жестко. Традиции "Смерш" ("Смерть шпионам") времен Великой отечественной войны в этом органе госбезопасности незыблемо существовали и поддерживались. Напомним, что название ''Смерш'' было выбрано Сталиным. Шпионы в войсках в советские времена обнаруживались крайне редко, зато любые проявления несогласия с линией КПСС выкорчевывались без всякой жалости. Военные контрразведчики, конечно же, нарисовали солдату-срочнику весьма безрадостную перспективу: осуждение за антисоветскую агитацию и пропаганду (а именно так трактовалось любое свободомыслие). Альтернативный вариант ухода от ответственности мог быть один: агентурное сотрудничество. Отсутствие наказания Делягина и беспрепятственное продолжение им обучения в МГУ свидетельствуют о том, что это альтернативное предложение Делягин с благодарностью принял. После этого в его карьере были только взлеты, причем какие! В 1992 году Делягин с отличием окончил экономический факультет МГУ, в 1995-м в МГУ же защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук. В мае 1994-го – 1996 году он стал главным аналитиком Аналитического центра при президенте РФ. В октябре 1996-го – 1997 году он – референт помощника президента России по экономическим вопросам Сергея Игнатьева. В марте 1997 года – советник заместителя председателя правительства России министра внутренних дел Анатолия Куликова. В июне 1997-го – 14 августа 1998 года – советник первого заместителя председателя правительства России Бориса Немцова. В 1998 году защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук. В октябре 1998-го – мае 1999 года – советник первого заместителя председателя правительства России Юрия Маслюкова. В мае – июле 1999 года – заместитель руководителя секретариата первого заместителя председателя правительства России Николая Аксененко. Просто некому больше было все эти посты занять. Требовался именно Делягин: советник руководителя движения "Отечество – вся Россия" Евгения Примакова (1999 – 2002 годы), директор Института проблем глобализации (1998 – 2002, 2006 – 2017 годы), советник председателя правительства России Михаила Касьянова (2002 – 2003 годы), председатель программного комитета, затем председатель идеологического комитета партии "Родина" (2004 – 2006 годы), председатель партии "Родина: здравый смысл" (2010 – 2011 годы), с декабря 2011 года – главный редактор журнала "Свободная мысль" (до 1991 года этот журнал носил более скромное название "Коммунист"), с мая 2017 года – советник руководителя фракции партии "Справедливая Россия" в Госдуме Сергея Миронова, почетный профессор (с 2000 года) Цзилиньского университета (Китай), профессор-исследователь МГИМО (2003 год), член Совета по внешней и оборонной политике (1999 год), член наблюдательного совета Всемирного антикриминального антитеррористического форума (2001 год), заместитель председателя Российского союза налогоплательщиков (2003 год), член Общественной палаты Союзного государства России и Беларуси (с 2017 года). Указом президента РФ Путина введен в состав Научного совета при Совете безопасности РФ в 2017 году. То есть абсолютно гениальный человек. Только Нобелевской премии не хватает. Казалось бы, как при таком научном багаже, которым обладает Делягин, можно безмерно восхвалять Сталина? Ответ, как представляется, очевиден: Делягин выполняет указания спецслужб, с которыми состоит в агентурных отношениях, за что они и продвигают его на все вышеперечисленные посты. Юрий Кобяков, Евгений Быстров, Наталья Нарочницкая 20 июля 1991 года президент России Борис Ельцин подписал указ о роспуске партийных организаций в учреждениях и на предприятиях, находящихся на территории РСФСР. Через три дня газета "Советская Россия" опубликовала "Слово к народу". Обращение это было инициировано Филиппом Бобковым. Под обращением поставили свои подписи 12 человек, в том числе писатели Юрий Бондарев, Валентин Распутин, Александр Проханов, генералы Валентин Варенников, Борис Громов и Альберт Макашов, председатель Крестьянского союза Василий Стародубцев, глава Ассоциации госпредприятий Александр Тизяков и мало кому известный в то время секретарь ЦК КП РСФСР Геннадий Зюганов. Авторы призывали "сплотиться, чтобы остановить цепную реакцию распада государства, экономики, личности" и создать единое народно-патриотическое движение. Письмо впоследствии было объявлено идеологической основой августовского путча 1991 года. Трое из подписавших его (Валентин Варенников, Александр Тизяков и Василий Стародубцев) проходили по делу ГКЧП. 18 августа 1991 года генерал Варенников совместно с первым заместителем председателя Совета обороны СССР Олегом Баклановым, секретарем ЦК КПСС Олегом Шениным, руководителем аппарата президента СССР Валерием Болдиным и начальником 9-го управления КГБ Юрием Плехановым летали к Михаилу Горбачеву в Форос с целью склонения президента СССР к введению чрезвычайного положения в стране. Формально не входя в состав ГКЧП, генерал Варенников активно содействовал мероприятиям этого незаконного органа, в связи с чем после провала путча был арестован вместе с остальными участниками ГКЧП и предан суду. Варенников, единственный из привлеченных по делу ГКЧП, не признал своей вины и в итоге был оправдан как офицер, выполнявший приказы министра обороны СССР. В аппарате президента СССР работал также уже упоминавшийся нами протеже Филиппа Бобкова Юрий Кобяков, сделавший с его помощью головокружительную карьеру и выросший с должности младшего оперуполномоченного до начальника 2-го отдела 5-го управления КГБ СССР. Быструю карьеру благодаря Бобкову сделал также сотрудник 5-го управления КГБ СССР Евгений Быстров, удачно пристроенный Бобковым в качестве помощника председателя КГБ СССР Виктора Чебрикова, поставившего вскоре Быстрова во главе 12-го отдела КГБ СССР, осуществляющего слуховой контроль за телефонной и факсовой связью и прослушиваемыми помещениями. Благодаря этому Бобков имел возможность оперативного получения информации ''из первых рук''. Следует также отметить факт активного участия в акциях ГКЧП всех без исключения учеников Бобкова, который, как и всегда, формально ни к чему не был причастен. Компанию мужчин-"патриотов" украсила импозантная дама Наталья Нарочницкая, давнишний агент советской госбезопасности со времени ее работы с 1982-го по 1989 год в секретариате ООН в Нью-Йорке. Позиция доктора исторических наук Нарочницкой отличается резким антизападничеством и антиамериканизмом. Она была избрана в Госдуму от националистического избирательного блока и партии ''Родина'', придерживающейся той же направленности. Фото: Natalia Narochnitskaya / Facebook Участие партии "Родина" в парламентских выборах 2003 года было первым успешным примером обращения Кремля к управляемому "системному" национализму. Основой партии стали несколько политических движений националистического и левого толка. Возглавили партию Дмитрий Рогозин (ныне вице-премьер, ответственный за "оборонку") и Сергей Глазьев (ныне советник президента РФ). На выборах 2003 года "Родине" удалось оттянуть на себя часть протестного электората. Но уже после выборов партия стала делиться на несколько фракций. А в 2005–2006 годах, когда Рогозин со своими товарищами – чекистами-''патриотами'' – позволил себе начать собственную игру, не слишком согласовывая ее с администрацией президента, "Родина" была снята с выборов в Мосгордуму, а сам Рогозин выбыл из партии и был отправлен в Брюссель представителем России в НАТО. Партия "Родина" через некоторое время исчезла, переделавшись в "Справедливую Россию".

source: gordon

Free Joomla! template by L.THEME