Записки бывшего подполковника КГБ: Институт "почетных консулов", "евразисты" в штатском и вторжение в Украину

Один из авторов книги "КГБ играет в шахматы" и бывший сотрудник Комитета госбезопасности СССР Владимир Попов недавно завершил работу над своими мемуарами. В книге "Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ" он рассказывает о становлении режима российского президента Владимира Путина, его соратниках, о своей работе в комитете и ключевых событиях, к которым имели отношение советские спецслужбы. Ранее книга не издавалась. С согласия автора издание "ГОРДОН" эксклюзивно публикует главы из нее. В этой части Попов пишет о Российском институте стратегических исследований и его работниках, причастных к вторжению в Украину, о сотрудниках спецслужб, занимавшихся внесудебными расправами, а также о том, как Россия использует институт "почетных консулов" за границей. 26 августа,

2020 10.03 | комментариев: 6 Российские военные в Крыму в марте 2014 года Фото: Антон Голобородько / wikipedia.org Владимир ПОПОВ Евгений Кубышкин В конце 1980-х годов куратором 11-го отдела 5-го управления КГБ стал генерал-майор Евгений Кубышкин. В 1970-е годы полковник Кубышкин возглавлял 8-й отдел 5-го управления КГБ, осуществлявший разработку сионистских зарубежных центров и еврейских активистов, оказывающих помощь желающим эмигрировать в Израиль. Был Кубышкин пьяницей и большим охотником до женского пола, чуть ли не в открытую сожительствуя с секретарем вверенного ему отдела красавицей Ритой, которая была моложе его лет этак на 25. Вряд ли все это было секретом для Бобкова, и тем не менее он продвинул Кубышкина на должность второго секретаря парткома КГБ СССР, во главе которого в конце 1970-х годов стоял Гений Агеев, будущий заместитель председателя КГБ СССР и активный ГКЧПист. После парткома КГБ СССР Кубышкин с помощью Бобкова, ставшего уже зампредом КГБ, был назначен на должность заместителя начальника инспекторского управления КГБ СССР, своего рода внутренней ''инквизиции'', стал генералом. Инспекторское управление КГБ осуществляло всеобъемлющий контроль за деятельностью органов советской госбезопасности. И нередко инспекторская проверка КГБ союзной или автономной республики являлась предвестником смещения с должности руководителей этих подразделений. Зачастую вакансии замещались ставленниками Бобкова. Так возглавил УКГБ СССР по Саратовской области бывший начальник 1-го отдела 5-го управления КГБ полковник Пасс Смолин, УКГБ СССР по Ивановской области – бывший начальник 6-го отдела 5-го управления полковник Валентин Бетеев, КГБ Узбекской ССР – бывший начальник 7-го отдела 5-го управления КГБ полковник Владимир Головин и ряд других. Все они стали генерал-майорами за исключением Головина, получившего за раскрутку ''хлопкового дела'' звание генерал-лейтенанта. Занимая руководящую должность в инспекторском управлении, генерал Кубышкин в силу своего характера и небольшого ума нажил себе могущественных врагов, что послужило причиной назначения его на должность заместителя начальника 5-го управления КГБ, являвшейся для его дальнейшей карьеры совершенно бесперспективной. Даже самый выдающийся астролог не рискнул бы предположить тогда, насколько судьбоносным явится назначение незадачливого генерала Кубышкина на предпенсионную для него должность. Дело в том, что Кубышкин, как только приступил к исполнению обязанностей на новом посту, вопреки категорическим возражениям руководства 11-го отдела, настоял на зачислении во 2-е отделение 11-го отдела старшего оперуполномоченного 2-го отдела УКГБ СССР по Иркутской области майора Сергея Чемезова. Это сейчас имя его широко известно как главы корпорации, продающей российское вооружение по всему миру, и как одного из ближайших друзей Владимира Путина. А тогда был Чемезов никто. Угадал Кубышкин. Александр Нагорный Редакция газеты Александра Проханова ''Завтра'' по существу являла собой пример резидентуры ГРУ РФ. Деятельность этой газеты была направлена на достижения целей, преследуемых спецслужбистами-"патриотами". 20 лет заместителем главного редактора Проханова является Александр Алексеевич Нагорный, родившийся в 1947 году в Москве в семье сотрудников ГРУ. Помимо его родителей, службе в военной разведке посвятили значительное количество лет его дед и бабушка по материнской линии. По этой же стезе, ставшей семейной традицией, пошел и Александр, вспоминавший много лет спустя на праздновании своего 70-летия: "...После получения аттестата зрелости в 1965 году для меня даже не было вопроса, куда идти – я поступил, разумеется, в тот же институт, где учились и встретили друг друга мои родители (Военный институт иностранных языков – ВИИЯ, кузница кадров для ГРУ. – Прим. В. Попова). И там мне предложили, наряду с английским языком, изучать китайский. Конечно, это было неожиданное предложение, но я его принял, и данное обстоятельство во многом определило мой дальнейший жизненный путь. ...Мне вскоре предложили работать "под крышей" гражданского специалиста, чем я и занимался большую часть своей жизни. По окончании института я получил распределение в ТАСС, несколько лет работал там в разных редакциях, потом в 1975 году поступил в аспирантуру Института США и Канады Академии наук СССР, в 1978 году защитил там кандидатскую диссертацию ''Внутриполитические корни политики США в отношении Китая'', преподавал в США и Южной Корее, часто бывал в Китае. ...В 1985 году я работал ''сопровождающим и заодно наблюдающим'' за директором Института стратегических исследований Колумбийского университета Северином Биялером… который был очень важным человеком: фактически заместителем Збигнева Бжезинского. …Я уехал в Республику Корею, где имел приглашение преподавать. После поражения в октябре 1993 года это был отход на запасные позиции, поскольку я был под угрозой ареста ельцинским режимом. И только спустя несколько лет вернулся на Родину и... принял предложение Александра Андреевича Проханова, с которым уже был знаком по событиям 1992–1993 годов. ...Считаю себя патриотом и государственником, единомышленником таких идеологов, как Александр Проханов и Сергей Кургинян". Газета "Завтра", 6 декабря 2017 года Антон Суриков Помимо Нагорного, членом редколлегии газеты ''Завтра'' и одним из основных ее авторов и блогеров был Антон Суриков, скоропостижно скончавшийся на 49-м году жизни 23 ноября 2009 года. Российские СМИ не оставили без внимания его подозрительную смерть. Вот что писал о Сурикове его друг Михаил Ростовский: "В конце прошлой недели в Москве похоронили Антона Сурикова – бывшего чиновника аппарата российского правительства, разведчика и публициста. ...Офицер ГРУ, помимо всего прочего, тренировавший в советское время колумбийских партизан. Активный участник войны в Абхазии. Правая рука бывшего члена Политбюро ЦК КПСС Юрия Маслюкова в его бытность первым вице-премьером России. Близкий знакомый некоторых бывших боссов ЦРУ и нынешних руководителей украинских спецслужб. Человек, знавший всех и вся в левых кругах России. ...Он постоянно перемещался между Россией и такими экзотическими местами, как Саудовская Аравия, Ирак и Дубай... Антон Суриков принадлежал к той части нашего офицерства, которая так до сих пор и не смогла смириться с распадом СССР. Российская Федерация в ее нынешнем виде так и не стала для него по-настоящему родной страной". Газета "Московский комсомолец", №25221, 30 ноября 2009 года Обстоятельства преждевременной смерти Сурикова действительно выглядели подозрительно. Находясь в деловой поездке в Ижевске, он зашел в кафе перекусить и живым из кафе уже не вышел. Умер практически мгновенно. Как считали медики, у Сурикова внезапно остановилось сердце и спасти его не представлялось возможным. Разумеется, столь странная смерть породила слухи и подозрения о том, что Сурикова убили. Суриков родился 26 мая 1961 года в Московской области. Его отец, Виктор Суриков, был первым заместителем директора ЦНИИмаша, одного из ведущих научно-исследовательских институтов СССР по ракетостроению и управлению космическими полетами. В феврале 1984 года Антон Суриков окончил Московский авиационный институт (МАИ) имени Серго Орджоникидзе по специальности "инженер-механик". В ноябре 1988 года стал кандидатом технических наук (диссертация была защищена на ученом совете войсковой части №73790). Офицер ГРУ, генерал-майор. Антон Суриков и Александр Нагорный. Фото: zlobnig_v_2 / LiveJournal В 1990-е годы Суриков неоднократно бывал в зонах вооруженных конфликтов на Кавказе (в Абхазии, Южной Осетии, Нагорном Карабахе, Чечне). В Абхазии в 1992 году он служил под именем Мансура Натхоева и отвечал за диверсионную работу абхазских сепаратистов, был заместителем главы военной миссии, курировал подготовку военных специалистов для абхазских вооруженных сил. Утверждал, что завербовал как агента ГРУ Шамиля Басаева, ставшего через несколько лет самым опасным врагом Кремля в войне чеченского народа за независимость от России. Занимался поставками вооружений в Афганистан, Северную Африку и Нагорный Карабах, где контактировал с тогдашним президентом непризнанной республики Нагорный Карабах Робертом Кочаряном, старым знакомым Александра Проханова. В 1997 году Кочарян стал премьер-министром Армении, а 1998 году возглавил республику как президент. Контакты агента ГРУ Проханова и офицера действующего резерва ГРУ (как и в ФСБ, в ГРУ существовал институт "офицеров действующего резерва") Сурикова с Кочаряном были результативны: Россия поставила Армении в 1996 году вооружения на сумму в $1 млрд. С середины 1990-х годов Суриков начинает регулярно публиковаться в российской прессе, прежде всего в прокоммунистических изданиях, таких как "Завтра" и "Правда-пять". С сентября 1996-го по 1998 год работал помощником депутата Государственной думы второго созыва, председателя комитета Государственной думы по экономической политике Юрия Маслюкова, друга отца Сурикова. С сентября 1998 года, после назначения премьер-министром России Евгения Примакова, Суриков становится помощником теперь уже первого заместителя председателя правительства РФ Маслюкова, лоббирующего назначение Антона Сурикова сначала на пост главы ''Росвооружения'', а затем на должность руководителя ГРУ. Оба назначения не состоялись. В том же 1998 году в Швейцарии была зарегистрирована компания Far West Ltd. Ее учредителями вместе с Суриковым стали бывшие офицеры советского ГРУ Владимир Филин (Литовченко), гражданин Украины, проживавший в Швейцарии, и этнический чеченец Руслан Саидов, постоянно проживавший в Стамбуле. Far West являлась оператором и посредником на "сером" и "черном" рынках вооружений. Филиалы фирмы располагались в Украине и Иране. "Будучи офицером действующего резерва, он занимался многими деликатными миссиями – от вывоза секретной аппаратуры связи из нашего посольства в Багдаде во время начала иракской войны до поставки украинских ракет в Иран", – рассказывал о Сурикове Проханов, имея в виду деятельность фирмы Far West. После отставки правительства Примакова в мае 1999 года Суриков ушел из аппарата правительства и занял должность советника генерального директора и генерального конструктора Российской самолетостроительной корпорация "МиГ" Николая Никитина. С февраля по апрель 2000 года он был руководителем аппарата комитета ГД по промышленности, строительству и наукоемким технологиям (председатель комитета Маслюков). В мае 2001 года сделал сенсационное заявление о поставках российскими военными наркотиков из Афганистана в Таджикистан. В июле 2002 года Суриков уволился с государственной службы. Петр Суслов В 1975 году президент "красного" Мозамбика Самора Машел направил личную телеграмму председателю КГБ Юрию Андропову с просьбой командировать в эту страну "социалистической ориентации" советников по борьбе с бандитизмом и инструкторов для обучения оперативно-боевых отрядов. В Москве откликнулись на просьбу Машела. В Мозамбик отправилась группа под руководством офицера 8-го отдела управления "С" ПГУ КГБ СССР полковника Николая Денисенко, в которую входили сотрудники "Вымпела" Петр Суслов, Юрий Колесников, Александр Суздальцев, Виктор Черемисин, Владимир Финогенов, Алексей Недайводин и другие. Группа специального назначения "Вымпел" КГБ СССР. Фото: Газета "Спецназ России" и журнал "Разведчик" / Facebook В постсоветской России Суслов, являясь кадровым сотрудником СВР, был куратором известного российского террориста Максима (Макса) Лазовского, организатора взрыва домов в России в сентябре 1999 года. Лазовский был одним из его секретных агентов. Формально Суслов ушел из разведки в бизнес в 1995 году, но с этого времени неоднократно выезжал в охваченный войной Грозный, Багдад, Тегеран, Арабские Эмираты и другие страны Ближнего Востока. Суслов занимался внесудебными расправами. Для выполнения заданий, связанных с организацией и проведением силовых акций и ликвидаций, Суслов привлекал бывших специалистов из спецподразделений, прежде всего из бывшего подразделения специального назначения 1-го (Главного) управления (ПГУ) КГБ СССР "Вымпел", хорошо владеющих навыками снайперской стрельбы, взрывного дела и обращения с пиротехникой. Вымпеловцы выполняли функции как инструкторов, так и исполнителей. Для финансового обеспечения этой работы был создан специальный фонд "Вымпел". Президентом этого фонда стал известный в России криминальный "авторитет" Сергей Петрович Кублицкий (уголовная кличка Воркута). Вице-президентом был Суслов. Одновременно Суслов был председателем совета директоров регионального общественного фонда "Правопорядок-центр" (Москва, улица Воронковская, дом 21). Суслов сохранил обширные связи в государственных силовых структурах, в том числе в руководстве ФСБ. По оперативным данным, полученным по линии Главного управления внутренних дел (ГУВД) по Московской области, Суслов поддерживал тесный контакт с генерал-майором Евгением Григорьевичем Хохольковым – начальником созданного летом 1996 года управления перспективных программ (УПП), на базе которого в 1997 году было сформировано управление разработки и пресечения деятельности преступных организаций (УРПДПО) ФСБ, чаще называемое сокращено УРПО (управление разработки преступных организаций). Именно здесь в должности начальника направления 3-го отдела УРПО служил подполковник Алексей Кимович Антропов, закончивший школу разведки СВР по линии борьбы с международным терроризмом. И Лазовский, и Суслов были с Антроповым в хороших отношениях. В этом же подразделении проходил службу Александр Литвиненко, убитый в ноябре 2006 году в Лондоне радиоактивным ядом "полоний-210". C середины 1990-х годов Суслов служил экспертом консультативного совета по проблемам национальной безопасности при председателе Государственной думы РФ, был председателем правления общественного фонда содействия миру и сотрудничеству на Кавказе "Единение", председателем исполнительного комитета общероссийского политического общественного движения “Евразия”, созданного им совместно с Александром Дугиным, заместителем председателя политического совета партии "Евразия". Дугин был выбран в качестве публичной фигуры. Само же движение, как и появившаяся позднее на его основе партия, были законспирированной структурой спецслужб России. Суслов родился 30 мая 1951 года в Подольске Московской области. По окончании 10 классов поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное училище, которое окончил в 1974 году. Служил в разведке десантных войск, затем прошел курсы специальной подготовки в системе КГБ СССР и был зачислен в спецназ советской внешней разведки и составе групп ''Каскад'' и ''Вымпел''. Участвовал в спецоперациях в Афганистане, затем в Мозамбике, Анголе и Чечне. Побывал практически во всех "горячих точках", курировал эту деятельность по линии разведки. В Анголе за три года создал из небольшого отряда целое управление специальных операций – с несколькими отделами и специальными группами. За напористость и смелость ангольские товарищи прозвали его Valiente (Храбрый). После тридцати лет службы вышел в отставку в звании полковник запаса. Политической деятельностью занялся после ухода в запас. В 1996 году участвовал в создании фонда "Содействие миру и сотрудничеству на Кавказе". Является заместителем председателя политического совета партии "Евразия". О своем вхождении в политику Суслов рассказал следующее: "Политические изменения в стране в тот момент, когда я занялся политикой, были существенными, и подобралась очень хорошая команда нормальных, перспективных людей во главе с руководителем нашей партии Александром Дугиным – политологом и геополитиком. Мы создали с ним общественно-политическое движение "Евразия" на основе идеологии евразийства. Вот этой общественно-политической деятельностью я и занимаюсь..." Интернет-газета Newslab.ru, 7 июля 2003 года Суслов и Дугин действительно "нашли друг друга". ''Очевидно, что для реализации евразийского проекта необходим совершено новый социальный рычаг – перевод страны на рельсы патриотизма. Сохранение и укрепление территориальной целостности требуют новой касты, нового социального слоя. Люди спецслужб сочетают в себе основные предпосылки для того чтобы стать хребтом евразийского вращения'', – писал Дугин в статье ''Заря в сапогах'' в газете Проханова ''Завтра'' 28 марта 2000 года. Как бы шутливо Проханов и Дугин называли себя демиургами. В христианском богословии демиург – одно из наименований Бога, как создателя и строителя всего сущего. Проханов и Дугин всерьез ощущали себя творцами будущего, которое в действительности являло собой далеко не лучезарное прошлое. Российский институт стратегических исследований и вторжение в Украину Еще одним ''евразистом'' в штатском был Леонид Петрович Решетников (родился 6 февраля 1947 года в семье военнослужащего в Потсдаме, в Германии). В 1970 году окончил исторический факультет Харьковского государственного университета, учился в аспирантуре Софийского университета (1971–1974). В 1974–1976 годах работал в Институте экономики мировой социалистической системы Академий наук СССР. С апреля 1976 года по апрель 2009 года служил во внешней разведке. В конце своей службы занимал должность начальника информационно-аналитического управления СВР России в звании генерал-лейтенанта. В апреле 2009 года был уволен в запас в связи с достижением предельного возраста пребывания на военной службе. 29 апреля 2009 года указом президента РФ Решетников был назначен директором федерального государственного научного бюджетного учреждения "Российский институт стратегических исследований". Российский институт стратегических исследований, который возглавлял Решетников, был не чем иным, как бывшим засекреченным институтом Службы внешней разведки. Находился он на северной окраине Москвы, укрывшись в глубине спального района между Флотской, Фестивальной и Онежской улицами, под надежной защитой бойцов внутренних войск. На фронтоне козырька сегодня красуются золотые буквы: Российский институт стратегических исследований. Работают в нем более двухсот сотрудников СВР. Леонид Решетников. Фото: wikipedia.org ''Мы действительно были закрытым институтом внешней разведки, – рассказывал руководитель института генерал Решетников, – специализирующемся на анализе доступной информации по дальнему и ближнему зарубежью. То есть на информации, которая нужна не только разведке, но и структурам, которые определяют внешнюю политику страны. Как ни странно, но в администрации президента России подобных серьезных аналитических центров не было... Администрации президента не хватало серьезных специалистов, и разведке пришлось поделиться''. Ведущим специалистом возглавляемого Решетниковым института был доктор исторических наук Александр Николаевич Сытин, покинувший институт из-за разногласий с начальством и засвидетельствовавший механизм принятия внешнеполитических решений Кремля. Предоставим слово этому важному свидетелю и его уникальным показаниям, проливающим свет в том числе на историю принятия российским правительством решения о вторжении в 2014 году в Украину: "Одной из достаточно важных экспертных площадок является малоизвестный широкой публике Российский институт стратегических исследований (РИСИ), в котором автор этих строк проработал более 10 лет… Этот институт до 2009 года входил в состав Службы внешней разведки (СВР РФ). Его задачей было изучение и анализ открытой информации по вопросам внешней политики России и международных отношений... Все изменилось, когда весной 2009 года РИСИ был выведен из состава СВР и переформатирован в структуру, учредителем и основным заказчиком работ которой выступала администрация президента (АП РФ)... Сменилось руководство института. На пост директора был назначен отставной генерал-лейтенант СВР, ранее возглавлявший информационно-аналитическое управление, а еще ранее курировавший в службе балканское направление (Болгария, бывшая Югославия, Греция) Леонид Решетников... [который] принес с собой отнюдь не по-военному четкую организацию информационно-аналитической работы, а совсем другие принципы. Еще в период своей работы на Балканах он "воцерковился". Этот в целом понятный для стареющего и очень нездорового человека шаг в его случае прошел почти в клинической форме. У генерала бывшего первого Главного управления (ПГУ) КГБ СССР коммуниста Л. Решетникова это приняло крайние формы увлечения белым движением, белой православной идеей, духовным и территориальным возрождением империи... Во главе Центра исследования проблем стран ближнего зарубежья, в котором над проблемами стран Балтии (Латвии, Литвы, Эстонии) работал автор этих строк, была поставлена "ведущий отечественный украиновед" Тамара Гузенкова... На тот момент никакими познаниями, кроме владения украинским языком, Т. Гузенкова в этой области не обладала... Гузенкова вступила в аналогичную войну с Ю. Тимошенко, написав о ней книгу, которую иначе как политическим пасквилем назвать невозможно. Сочетание исторического невежества, российско-советского великодержавного хамства... сыграли с руководством РИСИ злую шутку. ...Решетников и Т. Гузенкова стали в российском экспертном сообществе олицетворением худших черт режима В. Януковича. К началу третьего срока президентства В. Путина в институте окончательно оформился православно-имперский начальствующий блок Л. Решетникова, Т. Гузенковой и М. Смолина. Было развернуто информационно-пропагандистское обеспечение реализации проекта евразийской интеграции. Руководство института использовало его как собственный бренд. Был создан евразийский форум РИСИ с периодическими дорогостоящими международными конференциями. Надвигались украинские события. Во время "торговой войны" России и Украины накануне Вильнюсского саммита в администрацию президента шли записки и обзоры, в которых утверждалось, что украинский народ со времен Переяславской рады неизменно привержен России, что "незначительные западные веяния" носят маргинальный характер, провоцируются кучкой профашистских выходцев из Западной Украины – тех территорий, которые входили в состав Австро-Венгерской империи, обладающих отличным от большинства социокультурным кодом. Подавляющее же большинство украинцев хранит память об общей истории, Великой отечественной войне, мечтает о возрождении общего государственного существования империи/СССР. Все, что так или иначе свидетельствовало об обратном, приписывалось деятельности НКО, финансируемых Госдепом США, Брюсселем, Варшавой и Вильнюсом. В записках, написанных или отредактированных Т. Гузенковой, звучали призывы максимально надавить на В. Януковича путем топливно-энергетического и торгового шантажа, добиться от него отказа от подписания Вильнюсских прелиминариев и обеспечить евразийскую интеграцию Украины. Трудно с определенностью сказать, формировали ли эти записки концепцию Кремля в отношении Украины или лишь укрепляли ее, вписываясь в систему априорно принятых решений. Очевидно только практически полное совпадение содержания материалов РИСИ и реальных шагов руководства РФ в области внешней политики. Разумеется, никто из руководства института не только не предвидел Майдана, но и всячески уверял себя и своих заказчиков-адресатов в принципиальной невозможности подобного сценария... У российских аналитиков есть два универсальных, никогда не подводящих, хотя и не согласующихся между собой объяснения – происки фашистов и интриги Госдепа/ЦРУ/мировой закулисы. Поскольку она "закулиса", что с нее спросишь, ведь о ней все равно ничего неизвестно вплоть до самого факта ее существования. Именно эти объяснения были положены в основу оценок "Правого сектора" (фашизм) и того безусловного национального подъема в Украине, для которого Майдан (мировая закулиса) стал лишь началом. Параллельно в АП шли записки о том, как хочет народ Крыма присоединиться к РФ, как он опасается украинизации, запрета русского языка и вытеснения православия униатством... Институт, правда в глубокой тайне, принял самое непосредственное участие в проектах "Славянская гвардия", "Русский сектор" и "Русский вектор". Весной тон направляемой адресатам корреспонденции становится все более воинственным и залихватски-пропагандистским. Аналитическая составляющая усилиями Т. Гузенковой и поддерживающего ее Л. Решетникова была нивелирована практически до нуля. Зато десятками шли записки о необходимости формирования в украинском тылу боевого пророссийского подполья, засылки диверсионных групп, подготовки к броску на юг в направлении Мариуполь – Николаев – Одесса и создания великой "Новороссии", включающей Приднестровье, которая, как и Крым, должна была воссоединиться с Россией. Зато ни слова не было написано о возможном сопротивлении Украины, мобилизации армии и добровольческих формирований, о возможных санкциях, их последствиях. Реакция США и европейских стран НАТО даже не обсуждались. В конце октября частым гостем на институтских мероприятиях стал Гиркин (Стрелков), которого Л. Решетников неоднократно публично называл своим другом. По мере того как проект "Новороссия" все больше демонстрировал несостоятельность и неуправляемость, а из Кремля стали поступать сигналы о неготовности ввязываться в полномасштабную войну с Украиной и осуществлять бросок через Мариуполь на Приднестровье... стала очевидна экспертная вина института в процессе принятия (поддержки) решений, приведших Россию к серьезному экономическому и международному кризису. ...С подачи РИСИ администрации, а значит и самому Президенту, активно внушалась мысль о том что: – Государства постсоветского пространства не являются полноценными субъектами международных отношений. Сам факт их появления на мировой политической карте и дальнейшего существования не более чем результат российских катастроф 1917-го и 1991 годов, спровоцированных врагами России во главе с США. Их суверенитет – явление временное, не заслуживающее серьезного к себе отношения, этакое историческое недоразумение, которое подлежит исправлению в рамках возрождения империи... – Запад слаб, труслив, жаден и ради нефти и газа проглотит аннексию Крыма и войну на Донбассе так же, как проглотил в 2008 году военные действия в Абхазии и Южной Осетии; – Массовые настроения на востоке, в том числе в Харькове и Мариуполе, направлены на воссоединение с Россией... – Путем создания альтернативного экспертно-общественного мнения и опоры на сотрудников спецслужб Украины, а теперь и Беларуси (ибо в любом случае для российских интеграторов на очереди именно она) можно создавать сильное пророссийское движение, способное не только оказывать воздействие на общественное мнение, но и изменять политику и руководство этих стран в нужном России направлении. – Украина – квазигосударство, а украинцы – квазинарод, неспособный к реализации историко-политической роли. Только русские – единственный государствообразующий народ на постсоветском пространстве, а значит, единственной формой политического существования этого пространства может быть только Российская империя..." 4 января 2017 года очередным указом президента Решетников был освобожден от должности директора РИСИ. Он, однако, остался в составе научного совета при МИД РФ, научного совета при СБ РФ, общественного совета при МО РФ и стал председателем наблюдательного совета телеканала ''Царьград ТВ'', основанного православным олигархом Константином Малофеевым. Новым директором института был назначен бывший премьер-министр России (2004–2007) и бывший директор СВР РФ (2007–2016) Михаил Фрадков. Институт "почетных консулов" Во время президенства Владимира Путина российский МИД и Служба внешней разведки приступили к активному использованию института почетных консулов. Почетное консульство – это разновидность консульского учреждения, которое возглавляет нештатный почетный консул, который не получает жалования от страны, его назначившей, но при этом находится на государственной службе страны назначения. При этом почетный консул финансирует открытие почетного консульства и организацию его работы и выполняет свои функции на общественных началах. Почетный консул как глава почетного консульства в иерархии консулов находится в подчинении генерального консула или чрезвычайного полномочного посла. На самом деле это подчинение носит скорее формальный характер, потому что на деле все сводится к организации почетным консульством за свой счет одного или двух мероприятий в консульском округе (это может быть город или область). Какие преимущества дает почетное консульство? Согласно ст. 41 Венской конвенции 1963 года "консульские должностные лица не подлежат ни аресту, ни предварительному заключению, иначе как на основании постановлений компетентных судебных властей в случае совершения тяжких преступлений". Задержание иностранного правительственного служащего является нарушением норм международного права. Тем не менее неприкосновенность личности почетных консулов не является абсолютной и отличается от полной неприкосновенности штатных дипломатов. Законодательства некоторых стран не различают почетных и штатных консулов. И в некоторых странах почетным консулам выдается дипломатический паспорт, который обеспечивает значительную свободу передвижения по всему миру и дает право беспошлинно ввезти в страну и оформить на консульство три автомобиля. "Консульские должностные лица и консульские служащие, а также члены их семей, проживающие вместе с ними, освобождаются от всех налогов, сборов и пошлин, личных и имущественных, государственных, районных и муниципальных" (ст. 49 Венской конвенции). Полученный от проводимых консульством мероприятий доход не облагается налогами. Через определенный срок пребывания в должности почетный консул может получить должность генерального почетного консула и в некоторых случаях второе гражданство и второй паспорт за особые заслуги перед государством. Так как почетным консулам не запрещено заниматься бизнесом, то при умелом ведении дел можно зарабатывать на торговом и инвестиционном посредничестве, поэтому почетное консульство открывает большие возможности. К примеру, эти возможности могут открывать доступ к экспортным ресурсам страны, которую вы представляете, и к ее экспортным квотам. Ну и затем уже мелочи типа: право иметь красные дипломатические номера для машин и право парковать автомобиль, где угодно; освобождение консульских помещений "от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин" (ст. 32 Венской конвенции; право выдавать визы лицам, направляющимся в представляемое государство и получать в качестве дохода консульские сборы (ст. 39 Венской конвенции), почетное консульство может совершать нотариальные действия, выполнять функции органов ЗАГС и открывать при консульстве безналоговые магазины (tax free) и так далее. Россия использует институт почетных консулов прежде всего в интересах российской внешней разведки, для агентурного проникновения в русскоговорящие диаспоры зарубежья и создания там новых агентурных позиций.

source: gordon

Free Joomla! template by L.THEME