20 лет Путину. «Великий обман» — секретный план КГБ подтверждается найденными документами. Часть 4

Если бы не эти документы, найденные после августовского переворота 1991 года, связи между «перестройкой» Михаила Горбачева и нынешним кремлевским режимом могли бы показаться только теорией заговора. Это может показаться так даже с множеством второстепенных свидетельств того, что то, что мы теперь привыкли называть режимом Путина, начало развиваться еще до распада СССР. Но сейчас действительно достаточно перечитать то, что было написано в этих документах, и сравнить это с общедоступной информацией, чтобы стало абсолютно ясно, что план не только существовал, но и выполнялся. Именно в этих документах обсуждается четвертая статья цикла, начатого LRT.lt, цель которой — развеять тени, которые все еще окружают режим Путина, представляющий огромную угрозу для Литвы, или даже мифы о нем и его

природе. В первом эссе я обосновал фактами, фактами, данными исследований и свидетельскими показаниями, почему неверно предполагать, что режим был создан самим Путиным. И почему необходимо понимать, что «авторские права» этого режима принадлежат гораздо более мощной системе, чем сам нынешний российский лидер, системе КГБ / ФСБ, которая только что окончательно вернула себе власть в России. Во втором эссе я раскрыл более подробно один из аспектов биографии Путина, который до того времени мало изучался, — его личную связь с международной террористической сетью. В той статье я также показал, что Путин был заранее подготовлен не только к любому сценарию, но и к кардинальным изменениям в СССР. В третьей статье я показал, что горбачевская «перестройка» была лишь реализацией долгосрочного плана Юрия Андропова, который стал лидером СССР в 1982 году, по реформированию Советского Союза. Так что сейчас определенно самое время посмотреть, что произошло, когда этот план был запущен. «Первые официальные встречи элитной группы советского политического бюро и влиятельных представителей номенклатуры для обсуждения того, как скрыть средства, активы и ресурсы Коммунистической партии Советского Союза от любых «демократических» режимов, относятся к 1984 году. […] Два года спустя, из КГБ набирали специалистов из Первого генерального управления, имевших опыт «перевода» денег за границу для работы Международного отделения Коммунистической партии и КГБ. Перемещение денег за границу держалось в строжайшей тайне. […] Группа специалистов по планированию этой финансовой операции предсказывала, что резиденты КГБ за границей больше не смогут быть основными исполнителями «перекачки» валюты за границу […]. Однако каналы и методы КГБ позволили осуществить первоначальное движение средств, чтобы помочь осуществить первую фазу этого секретного плана. По мере того, как 1990-е подходили к концу, стало ясно, что Генеральный секретарь Михаил Горбачев быстро теряет контроль, пытаясь реформировать управление и экономику СССР, сохраняя лидирующие позиции Коммунистической партии. Затем элитная экономическая группа приступила к реализации планов на случай непредвиденных обстоятельств, чтобы надежно скрыть активы за рубежом. Михаил Горбачев / Фото АП Советские государственные компании передали активы недавно созданным иностранным дочерним компаниям с Кипра в Карибский бассейн. Эти дочерние предприятия были экспортными и импортными компаниями, банками и торговыми компаниями, созданными для торговли советскими продуктами. Некоторые из них не имели очевидных связей с советским правительством, но были созданы людьми, получившими «ссуды» от связанных банков. В результате большинство якобы частных кооперативов, которые образовались в Советском Союзе в конце 1990-х годов и стали достоянием общественности как истории успеха «перестройки», были созданы на государственные средства и возникли просто как прикрытие для одного и того же государства. Важную роль сыграли и торговые компании, созданные для продажи государственных ресурсов. Эти фирмы получали нефть, хлопок и алмазы по ценам, субсидируемым государством, и продавали все это за границу по рыночным ценам, и не за рубли, а за иностранную валюту. Прибыль была огромной, но она не возвращалась обратно в Москву, а направлялась во все уголки мировых налоговых гаваней, таких как Швейцария, Гонконг, Кипр и Каймановы острова для того, чтобы прибыль «отмывалась» и использовалась для создания нового поколения компаний, в которых еще труднее было различить истоки Коммунистической партии и Советского Союза в целом. Часть денег возвращалась в СССР, иногда создавая совместные предприятия с советскими партнерами, но это уже считалось прямыми западными инвестициями. Эта практика получила распространение в период с 1989 года до распада Советского Союза в декабре 1991 года». Эта длинная цитата, в которой подробно описывается то, что произошло в Советском Союзе после смерти Ю. Андропова, еще не является одним из ключевых документов, которые я собираюсь обсуждать на этот раз. Однако это также можно считать свидетельством из документа. Потому что это показания бывшего агента ЦРУ США, который специально расследовал всю эту историю. Имя агента — Ричард Л. Палмер. И он давал показания не кому-либо, а Комитету по банковским и финансовым услугам Палаты представителей США. Кстати, комитет и весь мир, если они хотели прислушаться, слышали это свидетельство давно, в сентябре 1999 года, то есть еще до прихода Путина к власти. По мере того, как 1990-е подходили к концу, стало ясно, что генеральный секретарь Михаил Горбачев быстро теряет контроль, пытаясь реформировать управление и экономику СССР, сохраняя лидирующие позиции Коммунистической партии. Р.Л. Палмер в настоящее время является президентом компании «Cachet International», признанным экспертом в области международной преступности, отмывания денег и другой незаконной экономической деятельности. И я обязательно вернусь к его свидетельству в этом цикле, потому что это свидетельство и интервью Р.Л. Палмера по этим вопросам действительно, кажется, резюмируют и концентрируют очень ёмко то, что можно собрать из других источников и даже официальных документов. Однако на этот раз это лишь своего рода введение в изучение документов, которые я упомянул в начале этого эссе. Р.Л. Палмер не случайно утверждает, что все, что он описал, «набрало обороты» в 1989 году. В начале декабря того же года на столе Горбачева появилось конфиденциальное донесение «О проблемах партийной собственности». Автор донесения — Олег Шенин, секретарь ЦК Коммунистической партии СССР, член Политбюро. Этот деятель в Литве, вероятно, больше всего запомнился тем, что в расследовании дела 13 января в конце 1990-х, он был обвинен в создании преступной группы вместе с министром обороны СССР Дмитрием Язовым, министром внутренних дел СССР Борисом Пуго и руководителем КГБ СССР Владимиром Крючковым, которая ответственна за кровопролитие невинных людей в Вильнюсе. Кстати, именно авторство в указанном донесении достаточно точно отражает статус О. Шенина — на самом деле он был представителем так называемых силовых структур, в первую очередь КГБ, в верхушке Коммунистической партии СССР — официально курировал партийную деятельность в армии и КГБ. В заявлении говорилось: «Ход политических процессов в стране, формирование многопартийной системы во многом переопределяет задачу обеспечения материального обеспечения существования партии, создания стабильных источников финансирования как в советской, так и в иностранной валюте. От этого зависит и материальная основа международных отношений КПСС. При необходимости это также может обеспечивать хотя бы минимальную поддержку иностранным коммунистическим партиям. Между тем, как показывают уроки коммунистических партий в Восточной Европе, непринятие своевременных мер по формализации партии в соответствии с коммерческими требованиями и включению ее в нормальный экономический оборот, особенно в период перехода к рыночным отношениям, неизбежно имеет серьезные последствия для партии. Симптомы, опасные для Коммунистической партии Советского Союза, проявляются уже сегодня. Поэтому работу нужно начинать с нуля и работать в необычных партийных условиях, адаптируясь к требованиям рынка и конкуренции. Перед членами группы, которым будет поручено это задание, сразу же будет поставлена задача «научиться торговать». Это потребует разумного соблюдения принципов конфиденциальности, в некоторых случаях за счет использования анонимных фирм, скрывающих прямые связи с КПСС. Конечной целью, вероятно, будет, наряду с «коммерциализацией» партийных активов, планомерное создание структур «невидимой партийной экономики», которые будут доступны очень узкому кругу людей, определяемых Генеральным секретарем ЦК КПСС или его заместителем … » Этот документ можно рассматривать как манифест Путина о начале создания России. В нем ясно сказано, как и свидетельствовал Р.Л. Палмер в Палате представителей США в сентябре 1999 года: «капитализм» в Советском Союзе начал создаваться на деньги Коммунистической партии под пристальным контролем КГБ. А все так называемые олигархи, которые до сих пор хорошо себя чувствуют в путинской России, были «очень узким кругом лиц», которым собственность просто передавалась или накапливалась разными способами. Владимир Путин / Фото АП Даже если мы посмотрим на то, чем сам Путин занимался в Санкт-Петербурге в качестве заместителя мэра этого города Анатолия Собчака (ну, хотя бы на основе так называемого доклада Марины Салье или деятельности фирмы «СПАГ» по всему миру, но о них позже), мы ясно увидим, что он действовал, по крайней мере, в соответствии с принципами, изложенными в указанном донесении. Но одних принципов было недостаточно. Конкретные инструкции также появились в августе 1990 года. Они представлены как очередная секретная справка под названием «О неотложных мерах по организации коммерческой и внешнеэкономической деятельности партии». В этом документе уже указано: «- тщательно проанализировать существующую правовую базу — законы Союза ССР и республик с целью определения оптимальных правовых возможностей перехода к деятельности торговой и внешнеэкономической стороны. Кроме того, активно участвовать (через депутатов-коммунистов) в разработке нового законодательства в Верховных Советах СССР и некоторых республик в целях защиты экономических интересов партии; … — подготовить предложения по каким-то новым «промежуточным» экономическим структурам (фондам, объединениям и др.), отношения которых с ЦК КПСС были бы минимально заметны, и они могли бы стать центрами формирования «невидимой партийной экономики»; — немедленно приступить к разработке предложений по формам анонимной работы, которые скрывали бы прямые отношения с КПСС в развитии коммерческой и внешнеэкономической деятельности партии. В частности, рассмотреть возможность присоединения к существующим совместным предприятиям, международным консорциумам и т. д., в рамках управления их капиталом; — рассмотреть вопрос о создании банка под контролем ЦК КПСС с правом проведения валютных операций, а также участие партии в деятельности транснациональных компаний, контролируемых дружественными бизнес-организациями. Для обеспечения внешнеэкономической деятельности также необходимо сразу начать накопление вкладов иностранных компаний на отдельном счете КПСС; — провести консультации с «Госснаб» СССР по вопросам использования советских активов, оставшихся после вывода советских войск из Чехословакии, Венгрии и ГДР, для внешнеэкономического сотрудничества ». Хотя эти документы в основном относятся только к Коммунистической партии СССР, не стоит впадать в заблуждение — КГБ играл ключевую роль во всех экономических процессах. Этот второй документ, как и первый, был составлен тем же О. Шениным. Я уже упоминал, кто он такой и как он официально связан с КГБ. Флаг Россий / Фото АП Но еще лучше эти свидетельства, а вместе с ними и весь процесс описыны в новой книге «Заговор негодяев. Записки бывшего подполковника КГБ», автор которой — Владимир Попов, бывший полковник 5-го управления, эмигрировавший в Канаду, где теперь постепенно раскрывает секреты КГБ. Кстати, 5-е управление КГБ, а особенно ее руководство, вместе с 1-м управлением, сыграли почти основную роль в разработке и реализации этих планов. Вот что писал бывший полковник В. Попов: «Трудно представить, чтобы новичок высшего партийного органа Шенин мог подготовить документ, требующий глубоких конкретных знаний о секретной деятельности партии, которая была скрыта не только от рядовых членов партии, но и от многих высших руководителей. Тайные операции Коммунистической партии Советского Союза по финансированию зарубежных коммунистических партий и по созданию компаний и различных финансовых учреждений за рубежом, которые особо хранились в секрете, традиционно проводились внешней разведкой СССР. Рукой Шенина руководили мастера, толком знавшие о секретных зарубежных операциях: Питовранов (имеется в виду бывший глава разведки и контрразведки СССР, позже официально глава Торгово-промышленной палаты СССР, а неофициально — изобретатель и руководитель всех секретных заграничных схем генерал-лейтенант Евгений Питовранов — М.Л. ) и Иванов (имеется в виду бывший заместитель главы 1-го управления КГБ, позже советник Юрия Андропова и его товарища и наследника на посту главы КГБ Виктора Чебриков, генерал-лейтенант Борис Иванов — М.Л.). Именно Питовранов и Иванов были идеологическими лидерами Шенина и его молчаливых помошников. Для реализации далеко идущих планов им был нужен попечитель в высшем органе партии, и Шенин стал им ». О роли Питовранова в этом цикле, безусловно, придется писать, потому что его роль действительно была решающей. А пока обратимся к третьему документу, который уже официально был разработан КГБ, точнее, полковником Леонидом Веселовским и его 1-м управлением. Документ называется «О дополнительных мерах по обеспечению и эффективному использованию партийного имущества». В нем говорилось: «Денежные средства, указанные в финансовых документах, могут быть открыто инвестированы только в государственные, общественные или благотворительные фонды, так как это затруднит их изъятие в будущем. Средства, полученные в качестве дохода в казну партии и не отраженные в финансовых документах, должны использоваться анонимно для приобретения акций отдельных компаний, предприятий, банков, что, с одной стороны, обеспечит стабильный доход независимо от будущего положения партии, с другой стороны, создаст условия для продажи их на фондовых биржах с последующим инвестированием капитала в другие области, чтобы скрыть участие партии, но и сохранить контроль. Эти меры срочно потребуют выбора высокопоставленных представителей КГБ, которым будет поручено выполнение определенных пунктов программы. Не исключена возможность создания категории неформальных членов партии, которые обеспечат ее жизнедеятельность в любой особый период ». Это свидетельство объясняет, как случилось так, что уже в первые годы якобы демократической России Ельцина почти треть людей, вышедших из силовых структур СССР, уже находились в верховной власти страны. В России есть не один и не два документа, подтверждающих наличие этого плана и его реализации — с конкретными суммами, переданными конкретным компаниям. Известно, что именно по этим инструкциям, создавался, например, «Банк В.Путина», называный позднее « Банк Россия ». Конечно, и многое другое. Такая экономическая основа для нового руководства КГБ, конечно, была необходима. Но не менее важной была политическая часть плана. Кстати, это тоже давно известно. Например то, что Эдвард Рэндалл Ройс, республиканец, который позже стал председателем комитета Палаты представителей по иностранным делам, обнародовал в Палате представителей США в июне 1994 года: После того, как Михаил Горбачев отменил монополию коммунистической партии на власть, КГБ, среди прочих, поспешил заполнить политическую пустоту. Перед выборами в народные депутаты 1991 года КГБ сформировал специальную рабочую группу для организации и управления избирательными процессами. Специальные курсы были организованы для привилегированных кандидатов, которые были «вооружены» специальной информацией о проблемах, потребностях и желаниях людей, проживающих в их округах. Только 2756 публично известных сотрудников КГБ приняли участие в этих местных, региональных и общесоюзных выборах. Согласно внутреннему информационному бюллетеню КГБ, в первом туре победили 56 процентов из них ». Владимир Путин / Фото АП Эти показания объясняют, как случилось, что в первые годы якобы демократической России Ельцина почти треть людей, вышедших из силовых структур СССР, уже находились в верховной власти страны. Напомню, что я упоминал в первом эссе этого цикла, что вывод о таком количестве бывших силовиков в высшем правительстве России сделал известный российский социолог Ольга Крыштановская на основании своего исследования. Однако КГБ контролировал не только собственный персонал. Может показаться красноречивым, что статья Геннадия Зюганова, ставшего впоследствии лидером российских коммунистов в мае 1991 года, «Архитектор руин» в газете «Советская Россия», как выяснилось, написана не самим Г. Зюгановым, а сотрудниками аналитического управления КГБ. По приказу Шенина. Это своего рода «великий обман», который может был задокументирован даже во время распада СССР. И именно этот обман привел к полному захвату власти в стране режимом КГБ примерно за 10 лет.

Автор статьи — Мариус Лауринавичюс, старший аналитик Вильнюсского института политического анализа

07.09.2020

source: informnapalm

Free Joomla! template by L.THEME