Валерий Соловей: планы путинской элиты по “транзиту” власти можно сорвать

Можно ли сорвать планы путинского окружения по так называемому «транзиту власти», (спецоперация в ходе которой российская коррумпированная «элита» надеется сохранить власть и активы после ухода Путина); поможет ли российской оппозиции пресловутая «заграница» (спойлер нет); получится ли построить в России демократическое общество (и когда это произойдет); каково состояние здоровья Путина. Об этом и многом другом главный редактор Русского Монитора Оливье Ведрин поговорил с известным политологом и историком Валерием Соловьем на канале «Europe, давай!». Так как интервью было записано на английском языке мы приводим здесь его перевод с незначительными сокращениями. Каковы последствия видео с дворцом Путина, сделанного Навальным? Это видео оказало драматическое влияние на имидж Путина. Это

подтверждается масштабом последовавших протесов. Мы не видели ничего подобного с 2012 года Поведение людей меняется. Мы увидели, что в этих протестах участвовали не только большие города, но и средние и малые города. Сейчас мы можем наблюдать только начало это процесса. Причем, нужно подчеркнуть, что этот процесс эскалации политической ситуации займет месяцы, а не годы. Вы сказали, что 2021 год будет переломным для России , каких сценариев нам следует ожидать? Различные сценарии зависят от российской оппозиции и участия в происходящем гражданского общества, так как во властных элитах существует консенсус, который заключается в том, чтобы избежать каких-либо изменений для сохранения путинской системы после ухода Путина. Чтобы сорвать эти планы и построить новую российскую республику российская оппозиция и гражданское общество должны быть более активными. От русской диаспоры за рубежом хотелось бы ожидать моральной солидарности с теми, кто борется с путинским режимом внутри России. После победы русская

 

 

диаспора может оказать сильную помощь в строительстве новой России. 2021 год – ключевой для России, этот год станет поворотным в нашей постсоветской истории. У российского общества есть шанс открыть для себя новую перспективу. Мы столкнемся с очень большим политическим кризисом в стране. Мы увидим столкновение в российской элите, которое откроет пространство для народа. До конца этого года мы вероятнее всего увидим отставку президента Путина. Осенью прошлого года вы сказали The Sun, что Путин уйдет в отставку из-за каких-то «форс-мажорных обстоятельств», с тех пор вы не меняли своих прогнозов? Слухи о тяжелой болезни Путина, возможно, о неизлечимой болезни – насколько они обоснованы? Нет, я не меняю своих прогнозов, Путин уйдет до конца этого года. Это произойдет не из-за политических ограничений, а из-за его состояния здоровья. Этот факт является ключевым для системы в России, потому что система основана на его личности. Информация о плохом здоровье Путина у меня из разных и надежных источников. Система хочет скрыть его физическое состояние, но сейчас это практически невозможно. У него агрессивный рак, осложненный нейробиологическими проблемами, обе эти проблемы ограничивают его возможности выступать в качестве общественного деятеля и лидера. Если Путин уйдет, кто из российской элиты захочет стать преемником? Это сложный вопрос, на который нет однозначного ответ. В любом случае – это будет решие Путина. Я думаю о Медведеве, как о наиболее вероятном, новом старом преемнике. Что означают слова «транзит» власти для Путина и его соратников? Это означает, что без Путина, но с его системой с сохранением всех привилегий, имущества, капиталов и политического положения. Может ли возможный раскол между российской элитой спровоцировать конфронтацию между башнями Кремля? Это более чем возможно, потому что у них разные представления о преемниках и, что самое главное, этот раскол может произойти только под давлением гражданского общества. Если мы увидим все больше и больше людей в протестах в столице, Москве, то у нас будет шанс увидеть раскол в российской элите. Может ли внутри или за пределами России сорвать план передачи власти внутри путинской элиты, которая хочет сохранить статус-кво и уступить место другим сценариям, таким как переход к демократии в России? Да, у Запада вообще есть шанс вмешаться, а роль США и вовсе может стать решающей. Санкции, но не против страны, против ключевых фигур, против Путина, против команды Путина, будут очень эффективными. Путин боится санкций такого рода. Потому, что он очень боится заговора против него, когда окружение предпочтет спасти свои активы, предав его. Какой сценарий лучше всего для Запада: попытаться сорвать самолеты Путина и его окружения по транзиту или остаться наблюдателем ? В основном позиция Евросоюза будет заключаться в том, что европейцы займут позицию наблюдателей, они не собираются оказывать давление, они не собираются вмешиваться, они будут ждать политического исхода этого политического кризиса в России. Европейские бюрократы не верят в перспективу демократии в России. Но позиция США может быть более агрессивной по отношению к режиму. Только США могут реально повлиять на ситуацию в России, но не ЕС. Несколько дней назад вы сказали на своем телеканале YouTube, что происходит постоянная утечка информации из ФСБ в западные спецслужбы. Есть ли у вас факты, которые могут это подтвердить? Не от ФСБ, а от самого Кремля, что важнее. Это новая ситуация, впервые за последние двадцать лет утечки имеют очень большой масштаб. Это происходит впервые за много лет. Мы видели это в 1991 году, особенно после августовских событий. Это происходит, потому что элиты не верят в возможность успешного транзита для себя лично, поэтому они хотят получить некоторые гарантии от Запада. Это в новинку для путинской России. Каковы будут отношения России и Запада если сценарий «транзита» по-путински будет успешен, а также в случае, если он потерпит фиаско и к власти придет либеральная оппозиция? В первом варианте российское правительство будет заинтересовано продемонстрировать новые модели поведения, чтобы избежать некоторых эксцессов, без особой нужды ухудшающих отношение России и Запада, характерных для путинского режима. Они будут более прагматичными, чем во времена Путина. Кроме того, курс будет напрямую зависеть от того, из каких кругов выйдет преемник. Я не верю в успех либеральной оппозиции во втором варианте, если «транзит» потерпит фиаско. Я скорее верю в коалицию различных политических сил, которые займут более прагматический подход в отношениях с Западом. Надеюсь, что именно второй вариант победит. После этого успеха нам понадобится 10-15 лет для создания демократии в России. А как насчет России и Китая? Китай для России – не стратегический партнер, а стратегический вызов. Для России лучший способ сдерживать Китай — это иметь хорошие отношения с ЕС, США, Южной Кореей и Японией на Востоке. Несколько месяцев назад вы основали движение «За перемены» в России, расскажите про него Это гражданская группа. Мы выступаем за создание гражданской коалиции в конце Советского Союза, по аналогии с известным тогда движением «Демократическая Россия». Это было общегражданское движение, а не партия. И сейчас нам нужно именно такое движение. Это единственный способ для того, чтобы различные политические структуры могли объединить усилия в борьбе с режимом. 13.02.2021 source: rusmonitor

Free Joomla! template by L.THEME