Крошка Цахес. Первые шаги

Кто и как привел Путина к власти в 1999 году.

1. Указ № 886. 25 июля 1998 г. президент Ельцин издал указ №886 «О Путине В.В.». Указ состоял из двух строк: «Назначить Путина Владимира Владимировича директором Федеральной службы безопасности Российской Федерации, освободив его от занимаемой должности». Предыдущая должность, от которой Ельцин освободил Путина, это была должность первого зама главы администрации президента. Т.е. Путин, на момент назначения в ФСБ, был уже чиновником ельцинской администрации самого высокого ранга. Выше него стоял только Валентин Юмашев — всесильный глава администрации Ельцина — любовник, а позднее муж дочери Ельцина

 

Татьяны. После 2000 г. Юмашев еще 20 лет был у Путина советником «на общественных началах». И советовал, видимо, все как надо: семья Ельцина проблем не имела, сам Юмашев стал посредником между Путиным и олигархами, совладельцем «Москва-Сити» и т.д. Но тогда, в июле 1998-го, все только начиналось. Путина никто не знал, и никто толком не понимал, за какие заслуги подполковник КГБ был продвинут на столь высокий генеральский пост директора Федеральной службы безопасности. Это был аванс, который предстояло отработать. Апрель 2014 г. Вечеринка журнала «Hello!» в Москве. Слева направо: Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко (дочь Ельцина), Полина Дерипаска (дочь Юмашева от первого брака). Дочка Юмашева была женой Дерипаски в 2001-2019 гг. Близким другом (а заодно кошельком) пары Юмашев-Дьяченко был также Роман Абрамович, владелец нефтяной компании «Сибнефть». «Что касается Романа Абрамовича, то с ним я дружу. Умный, очень интересный, яркий человек. На редкость порядочный и верный» (Татьяна Дьяченко о Романе Абрамовиче. Из интервью журналу «Медведь», декабрь 2009 г.). Ну а познакомил Татьяну Дьяченко и Юмашева с этим верным, на редкость порядочным человеком их общий знакомый — Борис Березовский, еще один придворный бизнесмен 1990-х гг. Березовский начинал с торговли автомобилями, потом по случаю познакомился с Юмашевым – молодым журналистом, который помогал Ельцину писать мемуары в 1993-94 гг. Обычные коммерческие издательства были готовы дать за такую книгу гонорар 100 тыс. долл., не больше. Березовский смекнул, что к чему, и дал три миллиона. Через Юмашева, естественно. Так все и началось. В 1997 г. состояние Березовского было 3 млрд. долл., «Форбс» поставил его на первое место в списке богатейших людей России. Три миллиона Ельцину превратились в три миллиарда. Кажется, это 100 000% рентабельности на вложенный доллар… Березовский активно и азартно занимался политикой, двигал людей, делал ставки на них, извлекал прибыль. Когда он уже был в эмиграции, в 2004 г. пришли к нему ходоки из Бразилии, предложили купить один крутой футбольный клуб. В попечительский совет клуба входил президент страны и местная элита. Помощник Березовского Евгений Йоффе вспоминал: Березовский сразу начал строить планы. «Мы идем покупать страну!». Там все решается через политику. Мы станем спонсорами сборной, поможем президенту переизбраться, купим какие-то медные рудники и т.д. Он явно переносил свой российский опыт на новую почву. С Бразилией, правда, не сложилось. Кончилось уголовным делом об отмывании денег. Но в России Березовскому долго сопутствовала удача. «Умный неординарный человек… Неожиданных идей у Березовского была масса. Но его сложно было назвать командным человеком, из-за чего я всегда с опаской к нему относилась» (Татьяна Дьяченко о Борисе Березовском. Из интервью журналу «Медведь», декабрь 2009 г.). Все вместе эти люди (Татьяна Дьяченко, Юмашев, Абрамович, Березовский) в конце 90-х составляли клан Ельцина, который получил ёмкое название «Семья». И вот 25 июля 1998 г. в семье произошло пополнение: в неё вошел Путин. Вошел как полноправный член клана, возглавивший ключевую силовую структуру. Летом 1998 г. вошел, через год — в августе 1999 г. — был назначен преемником и фактическим главой государства. Окончательно они все оформили на выборах президента в марте 2000 г. Таким образом, 25 июля 1998 г. – день рождения путинизма в России. Как вспоминал Березовский, мысль назначить Путина директором ФСБ родилась у них накануне в разговоре с Юмашевым. После чего Валя загорелся этой идеей и пошел к Ельцину. «У них [Путина и Юмашева] уже были свои собственные отношения. Но тем не менее уже через достаточно короткое время Валя [Юмашев] сказал, что, в общем, идея хорошая [сделать Путина директором ФСБ], он к БээНу [Б.Н. Ельцину] пойдет. И опять я не толкал его, не занимался его лоббированием в тот момент. И вот таким образом он стал директором ФCБ». Сам Юмашев в ноябре 2019 г. также подтвердил это. В одном из редких интервью он рассказал подробности ранней карьеры Путина в Кремле. Их познакомил Чубайс в 1997 г., который представил Путина как «сильного кандидата, с которым он работал в Петербурге» (Путин и Чубайс оба были членами команды Собчака в начале 90-х гг.). Путин получил должность в администрации Ельцина, и так пришелся ко двору, что быстро пошел в гору. Юмашев признался: да, именно он летом 1998 г. рекомендовал Путина на пост директора ФСБ. Если так, Юмашев — сильно недооцененная фигура российской истории. Был такой князь Годой в Испании начала 19 века. Во главе страны у них тогда стоял слегка слабоумный король Карл IV, которым вертела жена, а женой (а заодно и всем государством) вертел её любовник Годой. Который пилил бюджет и устраивал свою родню и фаворитов на всякие доходные места. Испанский Годой 19 века смотрит надменно с картины Франциско Гойя… А это его собрат в 20 веке из администрации президента Ельцина В той же Испании начала 19 века появилось слово «камарилья». Это была группа интриганов, которые собирались в камарилье (маленькой комнате) у спальни короля, где совещались, решали свои дела, и управляли страной. Камарилья — своеобразная форма правления. Фаворит или по-русски временщик живет сегодняшним днем. Завтра все может кончиться. Будет другой фаворит или король поменяется. А теперь представьте, что камарилье доверили выбирать наследника престола. Ну, кого может выбрать компания проходимцев? — Другого такого же проходимца. И никак иначе. На то она и камарилья. 2. Начальник Лубянки. В назначении Путина директором ФСБ в июле 1998 г. была своя подоплека: политическая и коммерческая. В политике Ельцину тогда противостоял враждебный клан Лужкова-Примакова. Это были бывшие соратники Ельцина – мэр Москвы Лужков, эпический вор, которого поддерживали такие же царьки в регионах, и влиятельный интриган Примаков по кличке «Примус», которые ранее был у Ельцина главой СВР. У них был свой генеральный прокурор Скуратов, который активно копал под окружение Ельцина: Таню, Валю, а также под бывшего мэра Петербурга Собчака, которого в конкурирующем клане очень не любили. Предстояла схватка за власть. Нужен был человек готовый выполнить любую, самую грязную работу, чтоб обезопасить «Семью». Такого человека искали. И нашли. Уже по первым шагам было видно, что новый назначенец «Семьи» далеко пойдет. В августе-сентябре 1998 г. ФСБ превратилось в «Ленинградский вокзал», как шутили тогда на Лубянке. Начался наплыв чекистов из Питера (Патрушев, Черкесов, В.Иванов и др.) , которых Путин спешно расставлял на все ключевые места. За многими тянулся длинный криминальный шлейф. Например, главой УСБ (управления собственной безопасности), т.е. главным борцом с коррупцией в ФСБ, был назначен Виктор Иванов – близкий путинский товарищ по Петербургу. Спустя много лет, на суде по делу Литвиненко в 2015 г., выяснилось, что чекист Виктор Иванов в бандитском Петербурге крышевал поставки кокаина через морской порт совместно с тамбовской ОПГ. Теперь за коррупцию в ФСБ теперь можно было не беспокоиться. В это же время путинский друг, председатель кооператива «Озеро» Владимир Смирнов был финансистом той самой тамбовской ОПГ, правой рукой её главаря Кумарина (Кума). В 2000 г. Смирнов переедет в Москву на работу в администрацию президента. С надеждой смотрел на назначение Путина и еще один его товарищ по бандитскому Петербургу — Виктор Золотов. Летом 1998 г. он работал в ЧОПе «Балтик Эскорт». Директор ЧОПа авторитет Рома Цепов (Рома-Продюсер) был очередной раз под следствием по делу о рэкете и скрывался где-то в Чехии. Золотов был на хозяйстве, собирая дань с подшефных коммерсантов. Путин прекрасно знал обоих — и Рому, и Золотова. Вскоре Путин призовет Золотова вновь на госслужбу, своим телохранителем и адъютантом. Уже 4 января 1999 г., судя по базе перелетов, Золотов будет сопровождать подружку Путина Свету Кривоногих в Москву на рейсе 2426 из Пулково. В течение 1999 г. Золотов будет регулярно сопровождать уже и самого Путина, а потом станет начальником президентской охраны. Уголовное дело против Ромы-Продюсера закроют, он вернется в Россию, будет гостем на инаугурации Путина. Потом станет важным решалой в Кремле, будет назначать генералов МВД, отжимать бизнес у других бандитов и коммерсантов. В общем, работать по специальности. Пока не убьют свои же (он выпьет чай с полонием в кабинете начальника питерского УФСБ 11 сентября 2004 года). Еще одним человеком, кто точно воодушевился от назначения Путина, был его старый знакомый, хозяин морского порта Петербурга — криминальный авторитет Трабер по кличке «Антиквар». Правда, в Москву он переезжать не собирался. Его ждала Ницца, Испания, Интерпол. Но старая дружба с Путиным у них сохранилась. В 2000-е Трабер и Путин опять окажутся партнерами в разных проектах неутомимого Антиквара, как когда-то при захвате им морского порта Петербурга. “Илья Трабер главнее Путина, поскольку, насколько я знаю, в 90-е Путин на него работал, когда он был в мэрии Петербурга” (Роберто Масорриага, адвокат Трабера на суде по делу русской мафии в Испании, 2018 г. В ответ на вопрос журналиста, а правда ли, что Трабер бывает на дне рождения у президента Путина). В общем, такого директора у ФСБ и вообще органов госбезопасности в России еще не было. Тут не просто одно рукопожатие до мафии, тут выходец из оргпреступности и есть, прямо в кресле директора. Помимо «Ленинградского вокзала» и перевоза в Москве друзей и подельников, вторым центром внимания нового директора ФСБ сразу становится Балашиха. Исторически там базировались спецподразделения КГБ. В октябре 1998 Путин объединяет весь спецназ и подразделения по борьбе с оргпреступностью в один кулак – ЦСН ФСБ (Центр специального назначения ФСБ). Одновременно в составе ЦСН воссоздается «Вымпел» — отряд диверсантов, который в советское время был в составе внешней разведки, а потом был распущен в 1993 г. Правда, зачем ФСБ диверсанты? В СССР «Вымпел» был предназначен для терактов, покушений на зарубежной территории, во время войны – в тылу врага. Но ФСБ он зачем? Кого собирается взрывать и убивать служба, предназначенная для работы внутри страны? Это станет ясно чуть позже. В ноябре 1998 г. у нового директора ФСБ возник маленький форс-мажор. Прокурор Скуратов всерьез подобрался к Собчаку. Перед бывшим путинским шефом встает реальная угроза ареста по делу о коррупции. И директор ФСБ Путин лично организует вывоз Собчака во Францию на частном самолете. Т.е. директор ФСБ открыто препятствует уголовному делу, что само по себе есть преступление по целому ряду статей УК (воспрепятствование правосудию, с использованием служебного положения и т.д.). Что за показания мог дать Собчак, которые так тревожили его бывшего зама? Как может чекист, выпускник юрфака, так открыто плевать на закон? — Скоро все поймут, что может, и еще не так. И вообще у них там свой закон, на Лубянке и на ленинградской улице. Конечно, в нормальном государстве такой человек, склонный к клановости, пренебрежению законом, связанный с мафией, с богатым опытом коррупции в анамнезе — не мог бы занять должность руководителя спецслужбы. Но кто сказал, что «Семья» строила нормальное государство? Наоборот, глядя на Путина, они все более проникались к нему доверием – наш человек! Особенно радовался успехам Володи Борис Березовский. Ведь в назначении Путина директором ФСБ и преемником была и чисто коммерческая сторона, о которой мало кто догадывался. 3.Последний хапок. Березовский лично знал Путина с 1991 г., еще по Питеру, когда открывал там свои автосалоны. В 1998-99 гг. они близко общались. Березовский был частым гостем в кабинете Путина на Лубянке. В феврале 1999 г. Путин с огромным букетом цветов первым приехал поздравить с днем рождения Лену – жену Березовского. Эта скандальная история получила широкую огласку. Ни с одним другим директором ФСБ у Березовского не было таких отношений. Березовский и его жена Елена Горбунова на суде против Абрамовича в Лондоне в 2012 г. Елена была свидетелем со стороны мужа. Предметом спора был дележ денег от алюминиевых и нефтяных активов (“Сибнефть”, «Русский алюминий»), нажитых непосильным трудом во времена Ельцина. Разборки между бывшими членами «Семьи». А делить им было что. Была (и есть) в России такая измайловская ОПГ. Братья Михаил и Лев Черные, Дерипаска, Лисин, и другие известные люди – все оттуда. К 1998 г., идя по трупам, они захватили огромные куски в алюминиевой промышленности и других отраслях. Это была бандитская империя, жемчужиной которой были Красноярский и Братский алюминиевые заводы – гиганты советской цветной металлургии, построенные в паре с такими же гигантскими ГЭС – Братской и Красноярской на Ангаре и Енисее. В конце 90-х эти два завода оказались в собственности Льва Черного – бывшего цеховика из Ташкента, брата измайловского авторитета Михаила Черного по кличке Миша-Крыша. Березовский и Лев Черной. Да, Березовский хорошо знал обоих братьев Черных. Связь со старшим братом, который был криминальный авторитет, он старался не афишировать. Но, как ни странно, этот человек, Миша-Крыша оказался его самым преданным другом – когда Березовский разорился, он продолжал оказывать ему помощь, одалживал деньги на жизнь, приглашал к себе в Израиль в гости. Так вот, когда Березовский был на коне, в переходный период 1998-2000 гг., измайловские захватили еще активов на Урале и Кузбассе больше чем на миллиард долларов — отжали Кузбассразрезуголь, Качканарский ГОК «Ванадий», Новокузнецкий алюминиевый завод, Кузнецкий металлургический комбинат и т.д. Это плюс ко всему, что было захвачено ранее. Путин, который был тогда директором ФСБ, а потом преемником, никак не препятствовал. То есть, пока шла передача власти от Ельцина к Путину, измайловским позволили захватить еще один огромный кусок собственности. Но за это им пришлось оказать кое-какие услуги «Семье». Взять в одном месте, но поделиться в другом. В феврале 2000 г., за считанные недели до ухода Ельцина, была заключена «сделка века»: Абрамович купил долю Льва Черного в алюминиевом бизнесе за 550 млн. долл. Оба завода-гиганта в Красноярске и Братске отошли «Семье». Годы спустя на суде в Лондоне выяснилось, что Абрамович за эти заводы НИЧЕГО не платил — была разработана схема, чтобы «Семья» получила все бесплатно. Грубо говоря, деньги на покупку ему дали те же измайловские. По сути, из воровского общака взяли и дали «Семье» полмиллиарда долларов перед уходом Ельцина. Выходное пособие. Через пару лет эти заводы подорожали в разы и 500 млн. долл. легко приносили в качестве дивидендов за один год работы. Выходное пособие «Семье» получилось очень неплохим. Именно поэтому бандитам и дали возможность осуществить все эти захваты предприятий в 1998-2000 гг. Взял – поделись (с Абрамовичем). Автором схемы был Березовский. Он знал обоих братьев Черных, Абрамович был его протеже, он их всех вместе и свел. И ему за это причитался процент (о чем и был суд потом). А самое главное – Путин тоже был его протеже. В 1998-99 гг. он был главой ФСБ, потом правительства. На момент сделки (февраль 2000 г.) он был и.о. президента, готовился к выборам. В чем ему активно помогал Березовский, попутно решая свои коммерческие вопросы. Это был его фирменный стиль: на предыдущих выборах президента в 1996 г. они с Абрамовичем получили «Сибнефть» в благодарность, теперь – алюминий. Детали этой коррупционной сделки, роль ФСБ в измайловских захватах 1998-2000 гг. (а все проходило при прямом крышевании со стороны ФСБ), мы еще обсудим чуть ниже. Но сразу стоит отметить одно. Февраль 2000 г. – это еще не президентство Путина, а так — прелюдия. А уже какой размах. Т.е. Путин начал свое правление сразу с вопиющей, чудовищной коррупции — помог сделать «Семье» последний хапок, обеспечил им «пенсию по потере кормильца» на будущее на миллиарды долларов. И сделал он это под чутким руководством своего покровителя, генератора идей по превращению власти в деньги. 4. Абрамович. Его называли казначеем Кремля. Причем он умудрился быть казначеем и у Ельцина, и у Путина. Впервые это персонаж стал известен широкой публике в 1995 г. Скромный молодой торговец нефтепродуктами 30 лет от роду неожиданно купил компанию «Сибнефть» в ходе её приватизации. До того Абрамович работал нефтетрейдером в фирме «Руником», которая принадлежала Брюсу Раппапорту — швейцарскому банкиру, герою многочисленных скандалов на Западе, связанных с отмыванием денег, поставками оружия картелю «Медельин» (Пабло Эскобару), соучастием в коррупции в нефтяных странах Третьего мира (Индонезии, Ираке и др.). В 1995 г. молодой трейдер из фирмы Раппапорта Роман Абрамович купил «Сибнефть» на аукционе по сильно заниженной цене. Всего за 100 млн. долл. Причем реально он заплатил 20, которые дал в долг Раппопорт. Остальное — это были деньги самой «Сибнефти», которые она перед аукционом тоже дала в долг Абрамовичу под залог будущих поставок нефти. Грубо говоря, Абрамович купил сейф с деньгами внутри. И причем в рассрочку. Дал аванс три копейки, получил сейф, открыл, вынул деньги и рассчитался со всеми. Уже в 1999 г. «Сибнефть» стоила 1,6 млрд. долл. В ответ на такую любезность от правительства России Абрамовичу пришлось поработать кошельком «Семьи». Было ради чего. В 2005 г. Абрамович продал «Сибнефть» за 13 млрд. долл. «Газпрому». Роман Абрамович. Сирота их Ухты. В нефтяной бизнес пришел в 1992 г. Через знакомых в Ухте заключил договор от своей фирмы на поставку 55 цистерн с соляркой с Ухтинского НПЗ в воинскую часть в Калининград. По пути «перенаправил» вагоны в Ригу в порт. Больше солярку никто не видел. Было возбуждено дело о мошенничестве, но его вскоре закрыли. Был деловым партнером Брюса Раппапорта, Бориса Березовского, семьи Ельцина. Брюс Раппопорт (умер в 2010 г.). Родился в Хайфе в 1922 г. в семье эмигрантов из Украины. Теневой банкир со связями по всему миру. В 1990-е активно закупал нефть и нефтепродукты в России. В том числе у питерской братвы (Тимченко, Трабер и др.), которые контролировали порты и НПЗ в Ленинградской области. После приватизации «Сибнефти» в 1995 г. экспорт нефти этой компанией осуществлялся через фирму Раппопорта «Руником». 5. Семейная кубышка. Хотя Абрамович стал кошельком «Семьи», это не значит, что он ходил с мешками денег в Кремль к Юмашеву или Тане. Для этого имелся специально обученный человек — Александр Мамут, тоже банкир и специалист по оффшорным схемам. У Мамута было несколько банков, самый крупный из них – «МДМ-банк». Там Абрамович держал деньги «Сибнефти». Но не только он. В 2000 г. на Запад бежал финансист измайловской ОПГ Джалол Хайдаров. Он дал показания полиции Германии и Израиля о внутренней кухне группировки. Протоколы допросов Хайдарова выложены в интернете. Настоятельно рекомендую всем, кто интересуется новейшей историей России, очень познавательно. В частности, Хайдаров показал, что общак группировки (в рублевой его части) хранился в «МДМ-банке». За него отвечал партнер Мамута банкир Мельниченко. Получалась интересная картина. «Семья» и измайловские бандиты держали свои общаки в одном банке. Ныне в серьезных книжках на Западе по истории путинизма (например, вот тут и тут) общим местом стало то, что при Путине в России сложилось мафиозное государство, клептократия. Я б добавил: в окончательной редакции. А так – все было уже при дедушке Ельцине. Каким образом расходовались деньги «Семьи», поступавшие в банки Мамута? Это могли быть какие-то бытовые нужды «Семьи». Например, новогодние каникулы 1998 г. Таня и Валя провели в Альпах, на фешенебельном курорте Гармиш-Партенкирхен в Баварии. Им там очень понравилось. И вскоре оффшорная фирма из Лихтенштейна «Пародос Гмбх» взяла и купила особняк на этом курорте стоимостью примерно 15 млн. долл. Туда приехала Таня и развернула бурную деятельность по его перестройке и улучшению. Её опознали, об особняке написала немецкая и российская пресса. Возник скандал. Стали разбираться: узнать конечного владельца оффшора «Пародос» не представлялось возможным. Номинальным директором и акционером была женщина-юрист Лоррэн Хики. Все, что удалось узнать – она работала на Мамута и была номиналом в других его оффшорах. Т.е. нефтедоллары «Семьи» приходили в банки Мамута в Москве, а потом странным образом попадали в Лихтенштейн. А там юристы Мамута тратили их от лица подставных фирм в интересах дочери Ельцина. При этом траты «Семьи» могли быть не только бытовым, но и коммерческими. Тут свой банк был вообще незаменим. Например, в начале 2000 г., когда «Семья» покупала алюминиевый бизнес у измайловских, требовалось 500-700 млн. долл. , чтоб провести все расчеты. Сделали схему: Абрамович купил у Льва Черного акции алюминиевых заводов за 550 млн. долл. в рассрочку. И тут же внес их в совместное предприятие «Русский алюминий» с другим братом – Михаилом Черным и его соратником Дерипаской. Когда внес, те дали ему 750 млн. долл. сверху – это называлось «компенсация» (заводы, которые внес Абрамович стоили дороже заводов, которые внесла другая сторона). А деньги Миша-Крыша и Дерипаска взяли в «МДМ-банке» из своего же общака. Получив 750, Абрамович отдал 550 второму брату Льву Черному за акции, а 200 оставил себе. Итог: не потратив своих денег вообще ни копейки, Абрамович получил 50% в «Русском алюминии», огромной алюминиевой монополии, да еще 200 млн. долларов сверху. По сути, бандиты помогли «Семье» материально. Все расчеты прошли через «МДМ-банк», где обе стороны хранили свои средства. Что-то это всё напоминает, ведь правда? – Мутный банк, который получает коррупционные деньги и раздает своим людям: любовнице – на горнолыжный курорт, племяннику — на покупку «Согаза» и вывод активов из «Газпрома». При банке – сеть оффшоров, в них – панамские юристы и виолончелисты, между оффшорами гуляют миллиарды туда-сюда по каким-то мутным сделкам. Когда президентом стал Путин, банк-общак в Кремле заменили: вместо «МДМ-банка» стал Банк «Россия» из Петербурга. Вместо Мамута стал Ковальчук по кличке «Косой», старый путинский товарищ по кооперативу «Озеро». Но принципиально схема не поменялась: идея держать коррупционные деньги обитателей Кремля в одном банке, под присмотром своего человека – не нова. Так делал еще дедушка Ельцин. Правда, путинские схемы покруче будут. Ельцин примитивно действовал. Та же приватизация «Сибнефти» в 1995 году. Ну что: занизили стартовую цену, сделали её совсем смешной, отсекли лишних участников от аукциона, а деньги на покупку взяли у самой же «Сибнефти». Изощренно? — Это вы не видели как Путин «АвтоВАЗ» французам продавал. В 2006-2008 гг. «Тройка-Диалог» олигарха Варданяна скупает 25% акций АвтоВАЗа и продает их «Рено» за 1 млрд. долл. с прибылью в три конца, а то и больше. Все довольны, французы не о чем не подозревают. А в 2016 г. выясняется, что Варданян скупал акции не для себя, а для оффшора банка «Россия». Хозяин оффшора – виолончелист, пакет акций АвтоВАЗа – его, и миллиард – тоже его. И все это было заранее записано в тайном соглашении между сторонами. Т.к. виолончелист — никто, то «Рено» заплатил миллиард Путину. Который спрятался за Ролдугиным, Ролдугин – за Варданяном, а банк «Россия» помогал им всем замести следы в карибских оффшорах. Или вот насчет семейных кубышек. У Ельцина карманная нефтяная компания была «Сибнефть», у Путина – «Сургутнефтегаз». Ельцин посадил на «Сибнефть» Рому, а вот «Сургутнефтегаз» владельца вообще не имеет – там закольцованная схема из дочерних фирм («Сургут» владеет ими, а они – «Сургутом»). При этом компания 20 лет прибыль практически не тратит — копит на счетах. Накопила уже 50 млрд. долларов. Для кого? Чьи они? Бесхозная нефтяная компания, в которой бесхозные 50 млрд. долл. – аналогов этому в мире нет. Но хозяин у денег, конечно, есть. Это сам Путин, а 50 млрд. долл. – его пенсия по старости. Ельцину такое не снилось. А может, у Ельцина просто времени не хватило? Все-таки, чтоб воровать по-настоящему, с дворцами по 17000 кв.м., с кубышкой на старость в 50 млрд. долл., нужна по-настоящему несменяемая власть, лет 20-30, а лучше пожизненно. Что, собственно, преемник Ельцина и реализовал. 6. Березовский. При Ельцине в коррупционной схеме «Сибнефть»-Абрамович-Мамут неявно участвовал еще один человек. У Абрамовича был старший товарищ, который, собственно, и привел его в большой бизнес, познакомил с Татьяной Дьяченко, и вообще вывел в люди. Этого старшего товарища нельзя было забывать, и он постоянно о себе напоминал, и Абрамовичу приходилось отстегивать и ему тоже. Да, это Борис Березовский. Или «Берёза», как еще тогда называли. Позднее, на суде между ними в Лондоне, Березовский утверждал, что в силу договоренности «по понятиям» с Ромой половина «Сибнефти» всегда была его, а Абрамович должен был отдавать ему 50% прибыли. И вообще всю схему приватизации «Сибнефти» придумал он. После долгого разбирательства суд установил, что Абрамович действительно регулярно платил Березовскому какие-то деньги из прибыли «Сибнефти». В 1998 году 50 млн. долларов дал, в 1999 – 70, в 2000 г . – даже 400. Ну, в общем, не забывал друга. Но признать «Березу» легальным владельцем 50% компании суд отказался — в документах «Сибнефти» он нигде не числился акционером, а расчеты по понятиям между членами «Семьи» — не в счет. Кроме «Сибнефти» еще одной дойной коровой Березовского был «Аэрофлот», где сидели его люди и тоже отстегивали ему по понятиям. Березовскому принадлежал также крупнейший в стране автодилер «ЛогоВаз». На заводе ВАЗ у него тоже сидели свои люди и выводили прибыль через посредника-автодилера. Однако самым ценным активом в империи Березовского был «Первый канал» (в то время он назывался «ОРТ»). Березовский был владельцем первой кнопки телевизора с 1995 года и этом плане был абсолютно незаменимым человеком для «Семьи». Как и при Путине, Кремль без телевизора был — ноль без палочки. В период предвыборной кампании 1999-2000 гг. Березовский бросил на помощь Путину всю мощь Первого канала. Без «Березы» и его телевизора Путин не смог бы пройти выборы. Но Березовский не был бы Березовским, если б попутно с продвижением Путина не решал свои личные дела. Как уже говорилось, они были связаны с организацией, которую принято называть измайловская ОПГ. 7. Измайловские. Измайловская ОПГ возникла в Москве в конце 1980-х гг. Начинали с рэкета, потом чеченские авизо (популярный в 1992-93 гг. вид банковского мошенничества), заработанные на авизо средства вкладывались во внешнюю торговлю, скупку акций, ментов и чиновников. С середины 90-х спеиализация измайловских – рейдерские захваты. Первый алюминиевый завод был захвачен в 1994 г. в Саяногорске. В 1995-1997 гг. последовали Красноярск, Братск, Самара. К 1998 г. у них было уже 2/3 алюминиевой промышленности России. Попутно шла экспансия в медную промышленность Урала , где пришлось сильно потесниться местной уралмашевской группировке. Еще одним направлением была черная металлургия — железные рудники, контрольный пакет акций НЛМК (сталелитейный комбинат в Липецке) и многое другое. В конце 1998 г. измайловские жестко зашли на Кузбасс. Забрали «Кузбассразрезуголь» с добычей 50 млн. т угля в год. В 1999-м наехали на империю братьев Живило – олигархов, владевших двумя огромными заводами в Новокузнецке (алюминиевый завод и Кузнецкий металлургический комбинат). На братьев посыпались уголовные дела, иски, аресты близких к ним людей. Окончательно заводы отобрали у них в 2000 г. Измайловская ОПГ представляла собой настоящую машину по отъему собственности. Структурно банда делилась на два блока: силовой и экономический. Силовой блок представляли известные московские бандиты: Антон Малевский, вор в законе Аксён, Тайванчик, Поп, Афоня и другие авторитеты. В их распоряжении было несколько сот боевиков. При необходимости они могли быть усилены подольской ОПГ, которая была в стратегическом союзе с измайловскими. Помимо бандитов в силовой блок входили также офицеры спецслужб, которых привлекали в ЧОПы и службы безопасности при измайловской ОПГ. Возглавлял силовой блок группировки Антон Малевский по кличке Антон Измайловский, ветеран Афганистана. Израильская газета «Гаарец» в статье 24.11.2009 г. описывала Малевского следующим образом: «Согласно документам израильской полиции и прочих правоохранительных инстанций, Малевский был руководителем одной из крупнейших в России преступных организаций «Измайлово» (так называется микрорайон на севере Москвы), включавшей 800 членов. Внешний облик Малевского, внука крестившегося еврея, полностью соответствовал наиболее сомнительным изображениям преступников-рецидивистов: большой шрам украшал все его лицо, одно из ушей было отрезано». Экономический блок группировки – это были менеджеры и коммерсанты, которые управляли захваченной собственностью. Некоторые из них со временем скопили денег, выкупили у бандитов вверенные им предприятия и стали большими олигархами. Конец 1990-х. Дерипаска с другом – авторитетом Поповым. Фото было сделано на одном из застолий бандитов. Дерипаска работал в экономическом департаменте измайловской ОПГ. Измайловская ОПГ дала Дерипаске путевку в жизнь. Именно там никому не известный молодой брокер по торговле металлами получил в 26 лет в управление целый завод в Саяногорске – самый современный в бывшем СССР. Еще какое-то застолье 90-х В углу кадра виден человек, которому Дерипаска тоже многим обязан по жизни. Капитан II ранга Аркадий Саркисян, член измайловской ОПГ, начальник личной охраны Дерипаски в Саяногорске. По воспоминаниям очевидцев капитан II ранга был настоящим братком, выезжал на разборки, угрожал неугодным. Когда бизнес Дерипаски вырос в империю, Саркисян стал в ней вице-президентом, а также депутатом Госдумы. Помимо Дерипаски в экономическом блоке измайловской ОПГ трудились и другие интересные люди. Искандер Махмудов. Ныне олигарх, медный король России, владелец УГМК (Уральская горно-металлургическая компания). Джалол Хайдаров. Друг Махмудова, которого тот привел в измайловскую ОПГ. В 1997-99 гг. занимался финансами группировки, её оффшорами, был смотрящим от измайловских на Качканарском ГОКе «Ванадий» на Урале, а также в «Уралэлектромеди». В этой же команде был Дмитрий Босов Владимир Лисин Измайловская ОПГ – кузница кадров российской олигархии. Ну а экономическим мозгом группировки были братья Черные. Весь молодняк ходил под ними. Дерипаска и Махмудов работали на старшего брата Михаила, Босов и Лисин – на Льва Черного. Михаил Черной, бывший боксер, был криминальным авторитетом международного масштаба. У него были постоянные проблемы с правоохранительными органами в разных странах: аресты, уголовные дела — в России, Англии, Швейцарии, Израиле. Лев Черной, инвалид с детства по причине полиемелита, всегда пытался дистанцироваться от репутации старшего брата, утверждая, что он «просто бизнесмен». При этом он был владельцем, например, Красноярского алюминиевого завода, где в процессе борьбы за завод было убито более 50 человек. В итоге измайловские, как бульдозер, снесли всех. А потом на завод зашли «просто бизнесмены». В алюминиевый бизнес братьев Черных привел Семен Кислин, бывший зав. гастрономом в Одессе, которые уехал в Америку в 1970-е гг. А в начале 90-х опять приехал в СССР делать деньги. В интервью израильской газете «Маарив» 20.03.2009 г. Кислин вспоминал знакомство с Михаилом Черным в Москве на излете СССР: «Я был тогда в Москве, жил в гостинице «Россия», где на 21 этаже тогда ресторан был. Я пришел туда поужинать, а там тишина. Только одни официантки стоят и администраторы. И все мне говорят: «Все занято». Я не сразу понял, что надо было взятку дать. И тут заходит Миша Черной с какими-то своими ребятами. Я тогда впервые его и увидел. Администраторы к нему бросились и говорят: «Михаил Семенович, все для вас готово». Я обиделся и спросил: «Что же, ему можно, а мне нельзя?» Тогда Черной спрашивает: «Кто ты такой?» Я объяснил, что сам родом из Одессы, а теперь занимаюсь бизнесом в Нью-Йорке. Он тут же усадил меня за стол, объяснил, что он в этой гостинице самый главный, заказал мне все самое лучшее… Потом я понял, что он не только в гостинице «Россия» главный, но и чуть ли не во всей России. Он предложил мне бизнес. А мне нужен был такой помощник в России, который бы всех и все тут знал». Кислин прав. Измайловские умели налаживать связи. Без связей в Кремле, в ФСБ, МВД – они б ничего не добились. Боевики Малевского или Саркисяна могли подъехать на стрелку, порешать вопросы или порешить кого-нибудь. Но захват заводов – это юридическая война. Нужен купленный суд, продажные менты, чекисты, чиновники. Братья Черные, особенно Миша-Крыша, были мастера по части налаживания нужных связей. 8. «У нас союз на 8 лет». Бывший член измайловской ОПГ Джалол Хайдаров вспоминал после отъезда на Запад, что штаб-квартира группировки в 90-е находилась в центре Москвы, в особняке во 2-м Ростовском переулке на Плющихе. Генералы ФСБ, МВД напрямую приезжали туда, участвовали в сходках бандитов, планировали акции вместе с ними. Когда братья Живило упорно отказывались отдать свои заводы в Новокузнецке, один генерал ФСБ предложил бандитам сфабриковать дело о том, что братья якобы готовят покушение на губернатора Кузбасса. Покушение на государственного деятеля, 277-я статья, там пожизненное или смертная казнь. Отдашь акции, куда денешься (в итоге эта идея и была реализована). Заметьте, что в период описываемых событий директором ФСБ, как уже говорилось, был Путин, а потом – Патрушев. Также, как вспоминает Хайдаров, помимо чекистов на зарплате у измайловской братвы сидел ГУБОП МВД. Первым путинским министром МВД был Владимир Рушайло (1999-2001 гг.), выходец из ГУБОПа. Его правой рукой был генерал-лейтенант Александр Орлов (в 2001 г. эмигрировал из России). Оба много лет сотрудничали с измайловскими, помогали открытию (или закрытию) уголовных дел в зависимости от необходимости. В 1999 г. Хайдаров вступил в конфликт с лидерами группировки из-за акций Качканарского ГОКа. Акции были формально оформлены на него, но в какой-то момент он стал вести себя так, как будто он и реально является владельцем предприятия. Тогда ему предложили сдать акции, которые были на него записаны. Он отказался. На него посыпались уголовные дела, ГУБОП арестовал его, потом выпустил. В итоге Хайдарову удалось уехать за границу. Акции у него, конечно же, отобрали. На последней встрече с Антоном Малевским в начале 2000 г. главарь измайловских разъяснил Хайдарову текущий момент: жаловаться куда-то бесполезно, все – и Патрушев, и Рушайло куплены, а с Путиным «у нас союз на 8 лет». Имелось в виду на два его срока по 4 года. Потом сделку продлили – измайловская ОПГ при Путине никаких серьезных проблем не имела. Тем временем, в начале 2000 г., завершив захват алюминиевого завода в Новокузнецке, братва смогла выйти на сделку с «Семьей». Был создан «Русский алюминий». Позднее, в 2000-е гг. за счет своей доли прибыли в компании Дерипаска постепенно выкупил доли других акционеров и стал её единоличным владельцем.. Правда, кое-кого при этом обидели. Миша—Крыша счел, что Дерипаска ему не доплатил, и снял с него еще 400 млн. долл. в 2012 на суде в Лондоне (правда, хотел миллиард, но не вышло). Березовский тоже подавал в суд, утверждая, что Абрамович кинул его и по алюминию. Березовский принес в суд аудиозапись разговора с Абрамовичем весной 2000 г., из которой следовало, что в «Русском алюминии» неофициально есть его доля, а также доля Миши, Антона и Олега (Михаила Черного, Антона Малевского, Олега Дерипаски). Но суд не счел это достаточным доказательством прав собственности. Было видно, что это договоренности «по понятиям», и Березовскому в удовлетворении иска отказали. 9.Семейная ссора. На самом деле у Березовского были все шансы стать алюминиевым королем России нарввне с Дерипаской. И никто б не посмел его кинуть, если б он не разругался насмерть с Путиным в августе 2000 г. Всего через 5 месяцев, как привел его к власти. Как ни странно, в этом конфликте прав был именно Березовский. Его канал ОРТ показал отвратнейшую реакцию Путина на гибель подлодки «Курск»: сидя на отдыхе в Сочи, Путин проявил полное равнодушие к судьбе моряков. Это показали по телевизору. Путин был в ярости. Хотя на самом деле граждане России имеют право знать моральный облик их президента, и это обязанность телевидения и прессы — нас об этом информировать. Более того, в неофициальном разговоре с Доренко, ведущим «ОРТ», Путин еще и оскорбил вдов погибших моряков, обвинив ОРТ в том, что они «нанимают шлюх по 10 долларов», чтобы его (Путина) дискредитировать. В общем, в кои веки Путин столкнулся с нормальным телевидением, не купленным и не холуйским, которое показало путинизм как он есть… После скандала с «Курском» Путин заставил Березовского передать акции «ОРТ» Абрамовичу, как более управляемому олигарху. Но Березовского не посадили: ему даже дали денег за акции первого канала (175 млн. долл.) и отпустили за границу. Березовский уехал в Англию. А через какое-то время Путин и его чекисты поняли, почему Ельцин старался не ссориться с Березовским и не трогал его собственность. «Береза» был известный мастер по сливу компромата и грязного белья. Вскоре Англии при финансовой помощи Березовского были изданы две книги (по одной из них также сняли и фильм): «ФСБ взрывает Россию» и «Лубянская преступная группировка». Автором был подполковник Литвиненко, перебежчик из центрального аппарата ФСБ, литературная обработка – историк Юрий Фельтишинский. Это была настоящая бомба. «Лубянская преступная группировка» была посвящена внутренней кухне ФСБ 90-х гг. – как они там крышевали героин, брали заказы на убийства, сотрудничали с измайловской ОПГ и среднеазиатскими нарко-бандами. Литвиненко как раз служил в подразделении по борьбе с организованной преступностью, и сам во всем этом участвовал. И самое главное: книга рассказывала, как Путин, став директором ФСБ, с успехом влился в эту мафиозную клоаку и замкнул на себя все прежние крыши. Ну а вторая книга «ФСБ взрывает Россию» была посвящена взрывам домов в Москве и других городах осенью 1999 г. Это было перед началом второй войны в Чечне, на которой надували рейтинг Путина перед выборами. В книге подробно разбирался прокол ФСБ в Рязани 22 сентября 1999 г. («рязанский сахар»), когда трое оперативников ЦСН (Центр специального назначения ФСБ в Балашихе) были застуканы в Рязани за закладкой гексогена в жилой дом. Панельная 9-этажка в Рязани должна была взлететь на воздух в 5-30 утра. После чего теракт очередной раз свалили бы на чеченцев, оправдав «войну с терроризмом». 1 ноября 2006 г. Лондон. Агент ФСБ Луговой входит в фойе отеля «Миллениум». Потом он займет столик в баре. К нему спустится другой агент ФСБ – Ковтун, который жил в этом отделе. Они возьмут три чайника зеленого чая, три джина с тоником, коктейль, сигары. И будут ждать Литвиненко, который приедет через полчаса. Литвиненко и Луговой знали друг друга 10 лет, еще по службе в ФСБ. Продолжали общаться и после эмиграции Литвиненко. В Англии Литвиненко занимался сбором и анализом информации по заказам местной разведки Ми-6 и частных детективных агентств. На этой почве у него были коммерческие дела с Луговым. Последний заказ был составить досье на Виктора Иванова, соратника Путина. Речь шла о делах бандитского Петербурга, крышевании кокаина и тамбовской ОПГ. Под занавес встречи Луговой предложил Литвиненко попить чайку, если он хочет, а то им уже пора уходить. Литвиненко попросил чистую чашку, отпил 3-4 глотка, как он рассказывал потом следователям. Приехал домой и почувствовал себя плохо. Три недели в больнице врачи боролись за его жизнь. Он был в сознании почти до последнего дня, давал показания. Яд никак не могли определить. Подозревали радиоактивный таллий, но симптомы не сходились. Лишь за сутки до смерти Литвиненко вещество удалось идентифицировать. Яды, изуверские, экзотические, общеопасные в применении – это стало визитной карточкой путинизма на долгие годы. 10.Лужок и Примус. Ну и напоследок о тех, кто противостоял «Семье» в борьбе за власть. О клане Лужкова-Примакова. К концу 90-х мэр Лужков превратил Москву в свою коррупционную вотчину. Там были свои придворные олигархи, которым Лужков раздавал собственность и подряды: Владимир Евтушенков (АФК «Система»), Шавва Чигиринский (Московский НПЗ в Капотне), Геннадий Муравин (ООО «Организатор», главный дорожный подрядчик Лужкова), Тельман Исмаилов (группа «АСТ» и рынок Черкизон). Невиданных успехов в бизнесе достигла жена Лужкова Елена Батурина, которой сначала достался комплекс по производству пластмасс на НПЗ в Капотне, а позднее – крупнейшие проекты по строительству в городе. Самой крупной из лужковских структур в конце 1990-х была АФК «Система». Это аналог «Банка «Россия» у Путина: конгломерат, куда стаскивалась добыча из разных отраслей. Владельцем-номиналом был бывший мелкий чиновник Мосгорисполкома Владимир Евтушенков, которого Лужков превратил в олигарха. Причина такой благосклонности – родственные связи. Евтушенко был женат на сестре его первой жены. «Система» владела оператором мобильной связи МТС, крупным московским застройщиком «Система-ГАЛС», заводами электроники в Зеленограде (крупнейшими в бывшем СССР), а также «Интуристом», торговой сетью «Детский мир», долями в МГТС, десятках банков и предприятий. Все это уже в конце 90-х стоило около 3 млрд. долл. Владельцем «Системы» номинально был Евтушенков, шурин Лужкова, а председателем Совета директоров в 1995-2005 гг. – Евгений Новицкий, видный деятель солнцевской ОПГ. 31 мая 1995 г. Новицкий был задержан в Праге на дне рождения Михася, лидера солнцевской группировки: бандиты съехались поздравить своего босса, но праздник испортила чешская полиция. В 1997 г. Михась был арестован в Швейцарии по обвинению в отмывании денег. Новицкий проходил как свидетель: он давал показания в отношении подряда на ремонт московской канализации, который должны были получить АФК «Система» и фирмы солнцевской ОПГ. Также на суде выступал специальный агент ФБР Боб Левинсон, который специализировался на русской мафии. Левинсон дал показания, что Новицкий — казначей солнцевской ОПГ. Показания Левинсона и других свидетелей говорили о том, что конгломерат «Система» это по сути совместный общак мэрии Москвы и солнцевской ОПГ. Однако дело против Михася в итоге развалилось, т.к. ФСБ и МВД России дали ответ в Швейцарию, что Михась – не мафиози, не главарь солнцевских, и российские правоохранительные органы к нему претензий не имеют. 11.СВР и солнцевская ОПГ. Странные связи между лужковским кланом и солнцевской ОПГ имели свое объяснение: и те, и те пользовались одной крышей – СВР. В состав АФК «Система» входило «Общество научно-технического развития «Регион». Это была на самом деле служба безопасности лужковского клана. «Регион» возглавлял генерал Крючков — бывший начальник ПГУ КГБ (Первое главное управление, оно же — внешняя разведка). ПГУ КГБ прекратило существование в 1991 г., когда его преобразовали в СВР. Первым директором СВР была Евгений Примаков (в 1991-1995 гг.), он состоял в близких отношениях с Лужковым и в конце 1990-х гг. они образовали политический союз. Аналогично покровительством СВР пользовалась и солнцевская ОПГ. Одним из её основателей был авторитет Могилевич по кличке «Сева». Свою бандитскую карьеру он начинал в Киеве в советские времена, грабил евреев, уезжавших в Израиль. Потом в середине 1980-х переехал в Москву, поселился в Солнцево. Где вступил в местную спортивно-уголовную бригаду, которой суждено было прогреметь на всю Россию, а потом на весь мир. На пленках Мельниченко (прослушка в кабинете украинского президента Кучмы в начале 2000-х) фамилия Могилевич всплывает несколько раз – Кучма был лично знаком с ним и имел какой-то общий бизнес. В разговорах собеседники Кучмы прямо называют Могилевича «номенклатурой ПГУ КГБ», «особо ценным агентом» ПГУ. В начале 90-х Могилевич переехал в Венгрию, где жил до 1999 года. В Венгрии создал международный «филиал» солнцевской ОПГ. ФБР называло это “Semion Mogilevich Organisation” или Организация Семена Могилевича. Организация работала по всему миру: в Европе, США, Израиле. Через Севу чекисты СВР продавали оружие из запасов бывшего СССР. По мнению ФБР Могилевич руководил крупнейшим в Европе теневым центром по торговле оружием. Через Севу также шли схемы контрабанды: поддельная водка «Абсолют», которую разливал завод Могилевича в Венгрии, сигареты по спортивным и церковным льготам. На процессе по делу вора в законе Япончика в США в середине 1990-х гг. были обнародованы прослушки, свидетельствующие, что солнцевские занимались также поставками кокаина в Россию и последующим распространением его внутри страны. Этим занимались Михась и вор в законе Джамал (Джемал Хачидзе). В торговле кокаином вместе с бандитами участвовала СВР, которая в 90-е разложилась ничуть не менее чем ФСБ, МВД и другие учреждения, именуемые по недоразумению государством в современной России. В 2007 г. швейцарская контрразведка DAP подготовила доклад «Организованная преступность и спецслужбы СНГ». Он стал достоянием прессы, но в «облегченной» версии — часть имен и названий фирм была закодирована: бизнесмен «В.Е.» или банк «Д» и в таком духе. Хотя некоторые имена и названия легко угадываются. Доклад доступен по ссылке тут. Согласно докладу , на излете СССР КГБ занялся выводом денег коммунистической партии и своих фондов за рубеж. Для этого использовались подставные коммерческие структуры во главе с агентами, многие из которых — из числа еврейской эмиграции на Запад: конгломераты «Нордекс» (Григорий Лучанский), «Сиабеко» (Борис Бирштейн) и др. «Деньги должны были быть использованы для политической деятельности, но частично были похищены для частной предпринимательской деятельности». В 1993 г. в Женеве некий российский банк «Д» создал филиал, который возглавлял сотрудник СВР. Банк работал с деньгами «Нордекса», с деньгами оргпреступности, в том числе солцневской ОПГ, и принадлежал Могилевичу. А в 1995 г. этот банк учредил в Цюрихе дочернюю компанию А. с уставным капиталом 2,5 млн. франков, которая участвовала в поставках больших партий кокаина из Колумбии во Флориду. Сопоставив открытые источники тут и тут, можно установить, что банк «Д.» это Инкомбанк, его кокаиновая дочка в Цюрихе — Inkom Finanz Group AG, директор швейцарского филиала и агент СВР по совместительству — Михаил Курилин. Ну, в общем, внешняя разведка КГБ сначала выводила партийные деньги за рубеж, используя агентов и бандитов, а потом слилась с этими бандитами в одно целое. В середине 1990-х бурная деятельность Могилевича привлекла внимание ФБР. К 1999 г. ему стало опасно находиться в Европе, арест был вопросом времени. Весной 1999 г. Сева вернулся в Москву (Путин как раз был директором ФСБ), взял другую фамилию, и с тех пор живет в России, невзирая на то, что ФБР объявило его в международный розыск. В общем, можно сказать, что лужковский клан, который боролся с «Семьей» в 1998-99 гг., был такой же коррупционной, связанной со спецслужбами и мафией группировкой. И не удивительно, что они в итоге договорись. Противостояние лужковского клана и «Семьи» достигло апогея весной 1999 г., когда ФСБ во главе с Путиным показало по всем каналам пленку с прокурором Скуратовым и двумя проститутками, снятую в бане скрытой камерой. Скуратов был вынужден уйти в отставку. «Семья» вздохнула свободно. На выборах в Думу осенью 1999 г. лужковская партия «Отечество» и кремлевская партия «Единство» шли как соперники. Все ожидали, что вскоре Лужков или Примаков выставит свою кандидатуру в президенты. Но этого не произошло. Ни тот, ни другой, не стали выдвигаться против Путина, а «Отечество» и «Единство» вскоре образовали коалицию и вообще объединились в одну партию под названием «Единая Россия». Воры и мафиози с обеих сторон нашли общий язык. 12.Эпилог. В 1990-е и начале 2000-х гг. на канале НТВ выходила такая программа – «Куклы». Куклы известных политиков разыгрывали между собой сатирические сюжеты, часто на основе литературных произведений. Придя к власти, Путин старое НТВ уничтожил. Теперь это — пропагандистская помойка как и весь путинский телевизор. Но когда НТВ еще сохранял независимость, 30 января 2000 г., там вышла самая знаменитая программа «Куклы», которую наверняка многие помнят. Она называлась «Крошка Цахес». В немецкой сказке Гофмана у одной простой бедной крестьянки рождается карлик-уродец. Причем как внутренне, так и внешне. Карлик вызывает у всех отвращение, но добрая фея решает помочь ему и наделяет колдовской силой: окружающие не видят, что это уродец, а приписывают ему разные мнимые достоинства. Он становится тайным советником короля и т.д. Потом колдовской обман рассеивается, и все видят истинное лицо урода. По сюжету «Кукол» в январе 2000 г. – карлик-уродец это Путин, фея – Березовский, который лепит из него вымышленного героя с помощью телевизора. Березовский по сюжету нянчит крошку Цахеса, учит его говорить, тот орет из колыбели «Мочить в сортире!». Березовский дает ему пососать палец, но карлик пытается его откусить и т.д. Ельцин сидит у колыбели, сетует, что у крошки – темное прошлое, но потом засыпает беспробудно. Сюжет, в общем, был понятен: Березовский пестует монстра. Который его же и сожрет. Сюжет оказался пророческим. Осталось добавить, что все это оказалось возможным только потому, что народ России не сказал своего слова на улицах и в других формах активного протеста. Ни в 1999 г., ни потом. Вот и позволили камарилье сидеть и решать, что будет править Россией: то ли Цахес, то ли Примус.

 

18.05.2021

source: putinism

Free Joomla! template by L.THEME